АРХИЕРЕЙСКИЙ ВЕСТНИК (rocormoscow) wrote,
АРХИЕРЕЙСКИЙ ВЕСТНИК
rocormoscow

Доклад протоиерея Валерия Рожнова. Часть 1

О прославлении угодников Божиих Юга Руси уже почитаемых в народе, но не прославленных канонической Церковью
[Spoiler (click to open)]
Ваше Преосвященство, благословите!

        На прошлом Епархиальном Собрании  правящий епископ Южно-Российской епархии  благословил изучить материалы по вопросу возможной канонизации подвижников  Юга Руси из числа уже почитаемых в народе, но еще не канонизированных канонической Церковью.  Соответствующая работа  в этом направлении в меру моих  весьма ограниченных сил и способностей  была проделана и сегодня выношу на Епархиальное Собрание  личное разсуждение по этому вопросу с просьбой к присутствующим  указывать на все  неточности, ошибки, неверные выводы, допущенные в  докладе,  для того, что бы прийти к общему мнению.  На  это мнение Владыка  мог бы опереться, если будет принято  решение о ходатайстве перед епископами  РПЦЗ рассмотреть вопрос  канонизации новых угодников Божиих на предстоящем  Архиерейском Соборе. Однако, согласно православным канонам и православной  традиции правящий архиерей еще  до решения архиерейского Собора может на своей канонической территории, своим архиерейским определением благословить почитание Святых угодников Божиих, как местно чтимых, если найдет для этого необходимое обоснование. В истории Православной Церкви таких прецедентов множество.
         Очень  часто Великие Святые становились почитаемыми во всей Вселенской Православной Церкви без Соборных определений на основании благословения местных архиереев.  Поэтому с канонической точки зрения нет препятствий для того, чтобы епархиальный Архиерей своим определением на своей канонической территории  благословил почитание новых угодников Божиих, если  найдет для этого достаточно оснований. Но, конечно, было бы лучше и значимей для Церкви, если решение о канонизации принимается Архиерейским Собором. К примеру, почитание Святых Царственных мучеников, а также  Новомучеников и Исповедников российских  началось до их канонизации на Архиерейском Соборе РПЦЗ, но только после соборного прославления  по молитвам Святых  Царственных мучеников и Новомучеников Российских  Господь вскоре сокрушил богоборческую власть, от которой они претерпели мучения.
        В настоящее время ставится вопрос о прославлении Святых угодников Божиих, которые жили в условиях богоборческого режима и не являлись мучениками. Для нашей Церкви это очень важно, ведь  эти угодники Божии испытывали  противодействие со стороны официальной церкви и официальной власти, но  все же осуществляли свое служение,  находя для этого приемлемые  решения.  Духовный опыт, примеры стойкости и предстательство  этих святых перед Богом  могли бы  быть очень полезны  сегодня для Церкви в ее противостоянии  сергианству и прочему модернизму.  Но для того, чтобы нам иметь  особое заступничество святых, очень важное значение имеет соборное прославление их  воинствующей Церковью на земле. В конкретном случае поднимается вопрос о причислении нашей Церковью  к лику святых  угодников Божиих Феодосия Кавказского и Иоанна Домовских.
        На прошлом Епархиальном  Собрании речь шла еще об одном подвижнике Юга Руси – о Блаженном Павле Таганрогском, но об этой личности  подробнее может сказать отец  Дамаскин, предложивший рассмотреть вопрос  о его канонизации. Этот подвижник  (годы жизни 1792 - 1879) был очень  почитаем в дореволюционной России на Юге Руси и при жизни и после его кончины. И до сего дня в народе не оскудевает  память о нем.  В 1999 году он был канонизирован не канонической МП.  Очевидно, что  его канонизация канонической Церковью  явилась бы  событием очень важным, особенно для Юга Руси. Однако для нашей Церкви  ближе во времени и по обстоятельствам жизни священники  Иоанн Домовских и Феодосий Кавказский,  поэтому мой доклад  сегодня посвящен именно этим подвижникам, на могилах которых  довелось побывать и послужить.  А блаженный старец Павел Таганрогский в особом  представлении не нуждается.
         В итоге сегодняшнего Епархиального Собрания  возможны разные  варианты  решения  по вопросу о канонизации. Считаю полезным  сразу их озвучить,  чтобы в процессе  обсуждения формировалось  более взвешенное итоговое  решение, и каждый желающий  мог определиться какому варианту итогового решения отдать предпочтение. Мне лично более люб  вариант, при котором  участники Епархиального Собрания  обратились бы к Владыке Мартину с просьбой благословить  почитание  в окормляемой им Южно-Российской епархии в качестве  местно чтимых  святых следующих угодников Божиих: Блаженного Павла Таганрогского, Праведного Иоанна Домовских и Преподобного Феодосия Кавказского, с одновременным   обращением  к архиереям РПЦЗ  рассмотреть вопрос  о их канонизации   на  предстоящем Архиерейском Соборе.
         Другой вариант  решения – с благословения  правящего Архиерея почитать ревнителей Православия  Юга России в пределах Южно-Российской епархии  как местно чтимых святых без обращения с вопросом  их канонизации к Архиерейскому Собору.
         Третий вариант – не принимать решения о причислении подвижников к местно чтимым  святым, но обратиться с вопросом канонизации к Архиерейскому Собору.
         Есть  и еще  четвертый вариант - не принимать никаких решений по обсуждаемому вопросу.
         Предлагаю в итоге обсуждения рассматриваемого вопроса  повестки дня все четыре варианта поставить на голосование по каждой обсуждаемой личности отдельно. Но прежде  хотелось бы кратко ознакомить участников  Епархиального Собрания  с  житием угодников Божиих и обосновать необходимость  их канонизации  нашей Церковью. 

О прославлении в лике преподобных угодников Божиих Иеросхимонаха Феодосия Кавказского  (годы жизни 1841-1948)

    Казалось бы, что необходимости  канонизировать  кавказского (его еще называю иерусалимским) старца нет.  После вскрытия в 1995 году захоронения иеросхимонаха  Феодосия Кавказского  митрополит московской патриархии (МП)  Гедеон Ставрапольский и Владикавказский вскоре благословил местное почитание преподобного  Феодосия Кавказского как покровителя и молитвенника  земли Кавказской вопреки официальному  мнению МП. При этом в составленном  сергианами житии святого написано много небылиц .  Например, достоверно известно, что батюшка  и его духовные чада категорически не признавали  сергианскую  церковь и не посещали сергианских храмов. Однако, в житие святого, составленном сергианами, написано: «Не задолго до своей кончины старец просил, чтобы его отвезли в церковь Покрова Божией Матери. Его укутали и отвезли на каталалке в дневное время, когда не было службы. В храме отец Феодосий буквально преобразился…». 
      За этой ложью в жизнеописании старца московская патриархия скрывает от многочисленных почитателей  Феодосия Кавказского его основной жизненный подвиг  -  неприятие боготступной сергианской церкви и отсутствие с ней всякого молитвенного общения.  По свидетельству духовных чад батюшки  все происходило не так,  как сергиане  описывают  единственный случай  похода старца к Покровскому храму.  На самом деле, когда священники  МП обратились к старцу с просьбой посетить  обустроенный ими храм, он промыслительно взял с собой саночки. По дороге старец поскользнулся и упал, требуя отвезти его назад, так и не дойдя до церкви. Из этого следует, что отец Феодосий,  выходя из дома и взяв с собой саночки,  уже изначально не собирался заходить  в храм  МП. Таким образом,  будучи даже глубоким старцем, он не дал повода своим духовным чадам считать  сергианкую церковь канонической.   Апологеты московской патриархии об этом прекрасно знают. Поэтому вопрос о канонизации преподобного Феодосия Кавказского в повестку архиерейских соборов МП никогда не выносился. Более того в  МП  идет обсуждение вопроса о деканонизации  Феодосия Кавказского даже как местно чтимого святого, которое совершилось якобы  в угоду необоснованного народного почитания. Показательным является официальное отношение  МП  к личности иеросхимонаха Феодосия, о котором  сергиане говорят следующие: «В последнее время почитание Феодосия Кавказского стало почти повсеместным, но практически никому не известно, что это почитание не благословлено Комиссией по канонизации при Священном Синоде Русской Православной Церкви. Неоднократно Комиссия отклоняла прошения правящего архиерея о разрешении хотя бы местного почитания, однако книги, видеокассеты и иконы Феодосия Кавказского распространяются всё шире, создавая вокруг его образа ореол святости.

Отношение к Феодосию его современников.


1. Архимандрит Иоанн (Мирошников) (род. перед революцией, служил в Астрахани, Хасавюрте, похоронен в ограде Покровской церкви в Пятигорске) вспоминал, что о.Феодосий не признавал Церкви, был против патриарха Сергия.
2. Иеросхимонах Стефан (Игнатенко) (Жизнеописание старца иеросхимонаха Стефана (Игнатенко). М.: «Новая книга», «Ковчег», 1999)
(дедушка иг. Косьмы из ТСЛ, служил всю жизнь на Северном Кавказе, последнее время - в Пантелеимоновском храме Кисловодска, похоронен на городском кладбище)- категорически запрещал общаться с о .Феодосием.
3. Прот. Владимир Знаменский ( умер недавно) очень почитал старцев, проведывал многих больных, был великим нищелюбом, но никогда ничего не рассказывал о Феодосии и не благословлял ходить к нему на могилу.
4. О. Иоанн Мешалкин (служил в Успенской церкви Пятигорска) также не упоминал о Феодосии.

5. Жители Минеральных Вод отзывались нелестно: в храм Феодосий не ходил. Знавшие его при жизни не почитали.
6. Феодосий Кавказский ни с кем из отцов не дружил, не общался – именно так вели себя имяславцы – жестоко относились к Православным, были настроены фанатически, избегали общения с теми, кто не разделяет их заблуждений. Подобным образом ведут себя и нынешние почитатели Феодосия Кавказского

Таким образом, никакого почитания при жизни не было, в отличие от того же о.Стефана (Игнатенко) и других вышеупомянутых священников, которых почитали уже при жизни.
Митр. Антоний (Романовский) – почил в 1962г. – очень хорошо знал ситуацию в своей епархии, был против почитания Феодосия, и при нём не было никаких слухов о последнем.
При последующих архиереях – также.
Поколения 30-40х гг. ничего не слышали о нем (наверное, потому, что все священнослужители запрещали с ним общаться). Об этом свидетельствуют даже некоторые насельники ТСЛ
».
      Так излагает точку зрения сергианско-экуменическая церковь  по вопросу канонизации Св. Феодосия Кавказсского. Это только часть свидетельств,  приводимых на  «Православном форуме Апостола Андрея Первозванного»,  и в других  патриархийных изданиях не только в интернете. Из чего следует, что ни о каком молитвенном общении ревнителя Православия и его духовных чад с сергианской церковью не могло быть и речи. 
       В 1999 году, будучи еще в лоне РПЦЗ,  епископ Виктор Пивоваров, по случаю канонизации  московской патриархией  иеросхимонаха  Феодосия Кавказского написал публикацию под  заголовком «Украли святого и его мощи». В своей публикации епископ Виктор совершенно объективно комментирует события, связанные с жизнью кавказского старца, нисколько не сомневаясь в его святости. В связи с этим возникает вопрос – если епископ Виктор Пивоваров,  будучи епископом РПЦЗ относился к иеросхимонаху Феодосию как к святому подвижнику гонимой Церкви, то не отпадает ли в связи с этим необходимость  его канонизации как местно чтимого святого? Однако, насколько мне известно (если ошибаюсь, то прошу меня поправить) епископ Виктор хоть и не возбранял в своей епархии почитание Феодосия Кавказского, но официального решения  по этому поводу в канонической Церкви не принималось ни каким-либо отдельным епископом, ни Собором  РПЦЗ. Поэтому благословение сегодняшнего епископа Южно-Российской епархии почитать преподобного Феодосия Кавказского, на мой взгляд, было бы своевременным, оправданным  и канонически  обоснованным.

О житии Преподобного Феодосия Кавказского

       Родился отец Феодосий  3/16 мая 1841 г. в Перми. По преданию, он добрался до Афона в раннем возрасте и там был принят в обитель  Положения пояса Богоматери.  В 1859 г. его постригли  в монахи. Потом он был направлен от монастыря в Царьград, на подворье русского странноприимного дома. Пробыв пять лет в Царьграде, Феодосий получил позволение побывать в Иерусалиме. В 1879 г. Феодосий возвращается на Афон в свою обитель, где после кончины игумена Иоанникия принимает сан иеромонаха 14 декабря 1897 г.  А в 1901г. отец. Феодосий принимает управление обителью, но вскоре слагает с себя эту обязанность и возвращается в Иерусалим, где принимает схиму. Затем при содействии отставного генерала, помещика из станицы Платнировской на Кубани, возвращается в Россию.
      Согласно архивным документам  отец Феодосий после возвращения на Родину проявляет себя деятельным  защитником Православно-Монархического устройства Российского государства и активно противостоит наползающей революции как священник и как общественный деятель. Старец Феодосий Иерусалимский принадлежал к Союзу русского народа. В течение 1905-1907 годов Союз русского народа был самой массовой патриотической организацией. По стране было открыто более трех тысяч его отделов. Широко известна телеграмма Императора, направленная учредителю этой организации  Дубровину в июне 1907 года, в которой  Царь выразил уверенность, что Союз русского народа станет надежной опорой для Трона. И сам Император, и Наследник Цесаревич Алексей с гордостью носили при случае значок Союза русского народа. Просветительская деятельность Союза русского народа осуществлялась путем открытия школ, устройства религиозных чтений, лекций, бесед, распространения книг духовного содержания. Союзу предоставлялось право открывать больницы, приюты для беспризорных детей и детей из бедных семей. Важнейшей задачей была борьба с пьянством. Создавались братства трезвенников, которые являлись отделами Союза. В одной прокламации Союза русского народа говорится, что революционеры — «орудие в руках таинственной, но грозной силы, которая преследует цели, не имеющие ничего общего с благом народным». Когда  враг рода человеческого ополчился на Россию, и богоборческие бунты имели не столько социальный, сколько духовный характер, прозорливое духовенство не могло стоять в стороне от  борьбы с силами тьмы. Против диавола помогает единственно сила – сила креста, поэтому в патриотическом движении большую роль играли священники. Отец Феодосий принимал в работе Союза самое непосредственное участие, и особенно в таких очагах революционного движения, как Челябинск.
        В 1912 году о Феодосий переезжает  жить на станцию Кавказская. Перед самой революцией он ос­новывает пустыньку в 27 км от г. Крымска. Здесь он уединенно подвизается, однако не теряет связи с местным насе­лением: активно помогает открывать приюты и вос­кресные школы, принимает послушников и послуш­ниц. Так он здесь дожил почти до Пасхи 1925 года.
      Перед Страстной седмицей 1925 г. о. Феодосий заставляет сестер печь пасхи и варить яйца. Те недо­умевают. Потом он делает наказ им отправляться в г. Минеральные Воды, там жить и ждать его в случае ареста. И вот, в Страстную Пятницу его арестовыва­ют и увозят на Север в ссылку. За ним едет его духовная дочь Любовь, постоянно проживает вблизи и с ним возвращается через 6 лет в Минводы.
      Это был 1931 год. Оец Феодосий на свободе видит теперь не только советское общество, но и сергианскую церковь. В ссылке, он, безусловно, пребы­вал среди противников курса митрополита Сергия (Страгородского) и в Минводы ехал с осознанием свершившихся страш­ных перемен. Связаться с иосифлянами при посто­янном присмотре за ним старец едва ли мог, а под омофор сергиан он не согласился бы пойти ни за что. Поэтому старец принимает на себя подвиг юродства: бегает с детишками и зовется «де­душкой Кузюкой», испытывая постоянные насмешки и издевательства.
      В то же время он тайно совершает богослужение, причащает своих чад, крестит и пост­ригает в монахи. Почитателями отца Феодосия собрано необычайное множество свидетельств о чудесах и знамениях, являемых через прозорливого старца. При этом достоверно известно, что о. Феодосий  никакому сергианскому архиерею никогда не подчи­нялся, однако совершал богослужения, постригал в монахи. Многозначительный эпизод из его жизни описан А. В. Ильинской в ее книге «Тайна старца Феодосия»: «В последний год жизни старца Феодосия местные священники пригласили его в Покровскую церковь посмотреть, как они все устроили. Стояла зима, старец был слаб и пошел, везя за собой саноч­ки. Около храма он поскользнулся, упал и сильно разбился — на его же саночках старца Феодосия отвезли домой. Видно, не было воли Божией па посещение храма в своем городе».
      Большой почитатель старца епископ Виктор Пивоваров, еще находясь в РПЦЗ, так комментировал слова Ильинской: « Все здесь понятно... Старец сам не хотел посе­щать советский храм, и не только в своем городе. И его духовные чада после его смерти не пошли в эти храмы. На погребение старца при большом стечении народа не был приглашен советский священник, а явился как бы случайно странствующий или, вернее, катакомбный иерей, который и совершил чин погре­бения, а потом удалился».
      В том, что о. Феодосий  и его  духовные чада не имели молитвенного общения с сергианами  епископ Виктор прав, а вот версия о том, что старца хоронил  катакомбный священник,  расходится с тем, что пишет Анна Ильинская. Почему в одном случае Пивоваров ссылается на Ильинскую, а в другом выдвигает свою версию похорон старца? Наверное, собранные Ильинской  свидетельства очевидцев о похоронах  старца кажутся епископу Виктору столь невероятными, что он прокомментировал их по-своему. Однако, если  принимать во внимание, что преподобный с младенчества (по некоторым сведениям с 3 летнего возраста) жил в монастыре и вел подвижническую жизнь, то и обстоятельства его ухода из этого мира почему не могли быть именно такими, какими их описывают свидетели  похорон старца?
      В своей книге Ильинская пишет, что «в последние минуты жиз­ни старца его чада недоумевали, как быть с отпева­нием, и он, провидя это, сказал: «Меня Сам Господь управит, САМ пришлет человека». Перед самой кончиной о. Феодосий сказал: «Вы не знаете, кто я такой, а когда Господь придет во славе, глазам не поверите, где я буду. Кто меня будет призывать, с тем я всегда рядом...».
      И действительно дальше Ильинская приводит собранные ею в книге  свидетельства, в которые, по словам старца, действительно трудно поверить.  Вот как описывается упокоение преподобного: «Полина стояла у порога. Батюшка поднял руку для благословения. «Иди скорее, Поля», — шепчутся все, а она стоит, бледная как полотно, с места не может двинуться. Люба притянула ее к одру, и батюшка успел благословить. «Я видела, Сам Спаситель стоял за батюшкой и держал его душу, как младенца, потому и онемела», — открыла она впоследствии. А Анна видела Архистратига Михаила, стоящего над одром батюшки. Когда старец испустил дух, в святом углу, как на Пасху, зазвонили колокола».
       Далее Ильинская описывает, как в это время соседка старца Феодосия встретила необычного странника, который был в сандалиях на босу ногу, с накидкой на плечах из шерсти и с длинным посохом и пригласила его в дом, чтобы накормить, приняв за нищего. Женщина « угощает гостя, и тут к ней постучались с вестью, что о. Феодосий завершил на земле богомудрое, богоугодное житие. «Пойдемте скорее, медлить нельзя», — встал, перекрестившись, странник. Зашли в комнату, где лежал отец Феодосий. «Благословите пропеть», — сказал странный гость. Все подумали: что он хочет петь? А тот начал отпевать батюшку. Исполнив положенный чин, приложился к покойнику со словами: «Спаситель ушел уготовать место Своим ученикам, а ты идешь уготовать место своим чадам. Теперь их мало, а потом будет много».  Поклонился людям: «Мне надо в Георгиевск, меня ждут».
      Иулиания пошла проводить его, хотела купить билет. «Господь не велит мне покупать билетов», — отказался странник. Она все-таки пошла к кассе, а он тем временем исчез. Стала искать, спросила у продавца мороженого, не видели ли дедушку? Тот ответил, что она шла одна, он еще обратил внимание, что сама с собой вслух разговаривает. «Этот человек был похож на Иоанна Крестителя, в таких сандалетах, ремешочки крестобразно, в руках тросточка на конце крестиком, как у Иоанна Крестителя, и он так красиво отпевал отца Феодосия», — вспоминала м. Ангелина. Сердца святых сокровенно связаны между собою и мгновенно отзываются на зов любви...
Хоронили без музыки: батюшка был противник подобных лицедейств. Одной женщине даже мать помянуть отказался: «С музыкой хоронила, пусть музыка ее и поминает». Перед выносом на кладбище люди захотели в последний раз сфотографироваться с батюшкой, но от гроба шло такое сияние, что снимать было трудно. Даже фотограф спросил: «Кто был этот человек, что вокруг него столько света?» — «Старец Иерусалимский». — «Великий, видать, человек, никогда такого видеть не приходилось». Все-таки он сумел сделать несколько снимков. Когда похоронная процессия приближалась к кладбищу, с полевых работ возвращалась супружеская пара. «Никак солнце из гроба сияет?» — изумившись, сказала женщина мужу.
         Когда вынесли гроб и пронесли до окраины города, подошли четыре юноши, прекрасные, с волосами по плечи, в белых длиннополых сорочках, черных брюках и легких сапожках, что по тем послевоенным временам было роскошью. Они подняли гроб на руки и несли без перемены до самого кладбища.
        Когда гроб спустили в могилу, бросили по горсточке земли, заровняли холмик и собрались идти поминать, хотели пригласить и этих юношей, однако их среди присутствующих не оказалось. Они были очень приметны, но никто не видел, куда они скрылись. Между тем место вокруг открытое, все стороны проглядываются на несколько километров.
        «Мы все друг друга спрашивали: «Откуда эти юноши, что несли гроб?» — вспоминала м. Ангелина. — И никто не знал. А когда похоронили, искали их, чтобы пригласить на обед, но увы, их не оказалось: ни юношей, ни того, кто отпевал. Значит, его несли Ангелы в виде юношей, и сам Предтеча отпевал, потому что никто не видел, куда они делись».
     «Этого необыкновенного старца, по сути дела, никто не знал по-настоящему, — говорит Николай Дмитриевич Жученко из города Грозного. — Силища в нем была духовная — почти апостольская. Но вся сила была в его Тайне...» .
    Примечательно, что и в житие преподобного о. Феодосия, составленном  в МП при прославлении его как местно чтимого святого, пишут о упокоении старца подобно тому, как в книге Ильинской. А вот откуда епископ Виктор Пивоваров взял, что преподобного отпевал катакомбный епископ,  не известно. Может такая трактовка событий на похоронах  святого старца  это всего лишь личная интерпретация епископа от сомнений, или от недостатка веры или от боязни ошибиться или от особой осведомленности? Однако, если у епископа Виктора Пивоварова или у тех, кто придерживается его мнения,   имеются сколь-либо достоверные свидетельства или ссылки на конкретных людей, могущие подтвердить их версию, то об этом следовало бы сказать. Однако лично мне таковых  ссылок не удалось найти.  Интересно также отметить то, что в  житие преподобного Феодосия Кавказского, составленном в  московской патриархии, описывается случай, который свидетельствует против самой же патриархии. Маленькая девочка при  изъятии и перенесении мощей преподобного в церковь , свидетельствовала о том, что дедушка встал и опять вернулся в могилку. Как бы не толковали этот случай  апологеты московской патриархии, но понимать его следует однозначно – святой при жизни не ходил в сергианские храмы и после упокоения не пошел, даже при том, что его мощи пленены  там. Не случайно старец говорил приходить  к нему после смерти на могилу, а ходить в храм к мощам не говорил. 
        Дорогой Владыка, дорогие отцы, дорогие сестры и братья, делая доклад по вопросу канонизации святых выражаю свою личную уверенность в том, что прославляя великого угодника Божиего преподобного Феодосия Кавказского, наша Церковь обретет в нем великого заступника. Сейчас мне следовало бы  зачитать многочисленные чудеса и знамения явленные через иерусалимского  батюшку, но будет лучше, если некоторые из здесь присутствующих прихожан нашего Знаменско-Петропавлоаского храма  расскажут об этом из первых уст, ибо,  будучи в Минводах  они, беседовали с ним и получили от него помощь. По их словам,  в горах на «Малом седле» (как потом выяснилось - на тропе батюшки Феодосия Кавказского, где он обычно является) они получили помощь от старца, одетого в странную одежду и обутого в лапти, но осознали что это преподобный Феодосий  только потом.
(Примечание: В устных выступлениях на Епархиальном Собрании иеромонах Дамаскин и прихожанка Знаменско-Петропавловского храма  Светлана Верещагина рассказали о помощи старца Феодосия Кавказского,  свидетелями которой они были лично. Но по некоторым этическим соображениям эти рассказы свидетелей помощи старца пока не публикуются)
Tags: Статьи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments