Осеннее обострение имяборческой ереси.
Архиепископа Владимира Целищева, в прошлом советского гражданина и моряка, эмигрировавшего в США в конце 80-х, начале девяностых годов прошлого века, представлять нет необходимости. Всем, кто знаком с церковной ситуацией на пространствах бывшей Российской Империи и с многочисленными расколами в Русской Православной Церкви Заграницей, этот иерарх известен. Один из ближайших помощников Митрополита Виталия в деле воссоздания нового, православного Синода в Мансонвилле в 2001 г. Защитник старца Первоиерарха от посягательств на его свободу со стороны еп. Михаила Торонтского и синода архиеп. Лавра (Шкурлы). На том, к сожалению, все достойные публичные деяния заканчиваются. В дальнейшем — герой скандалов, знаменитый злоупотреблением властью и не только, а так же создатель карикатурной церковной организации, псевдо РПЦЗ, весьма далёкой от своего прототипа и духовно, и идеологически.
Он едва ли заслуживал бы даже упоминания о своей персоне, если бы не неожиданный демарш, касающийся исповедания Имени Божия.
Долгое пребывание в «благостном безмятежии», или, говоря по-простому, абсолютное нежелание заниматься насущными церковными проблемам, сменилось вдруг у владыки вероучительным энтузиазмом. Что же заставило его вернуться в публичное пространство и вспомнить свой семинарский запас знаний? Оказывается, полемика, развернувшаяся по поводу почитания Имени Божия в группе митр. Филарета (Семовских).
С точки зрения Владимира (Целищева), Филарет (Семовских) — раскольник.  Казалось бы, то, что происходит у «раскольника», в его «раскольничьей» среде совершенно не должно беспокоить «единственного во вселенной» главу такой же «единственной во вселенной» православной русской иерархии. Однако же, почему-то обеспокоило. То ли желание заглушить не потерянную вполне ещё православную совесть, то ли страх оказаться лицом к лицу с проблемой в своей собственной организации, возымели действие. В общем, архиеп. Владимир решил выступить с гневным обличением «имябожия» (http://www.roca-sobor.org/rus/%D0%BF%D0%BE-%D0%BF%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D0%B4%D1%83-%D0%B8%D0%BC%D1%8F%D1%81%D0%BB%D0%B0%D0%B2%D0%B8%D1%8F-%D0%B8%D0%BC%D1%8F%D0%B1%D0%BE%D0%B6%D0%B8%D1%8F).
«Никогда на моей памяти, ни в Катакомбной Церкви, ни в Зарубежной Церкви не уделялось никакого внимания ереси имябожников (или имяславцев, как они сами себя именуют), которые исповедуют совершенно неправославное учение о том, что «имя Божие – есть Сам Бог». Но только в последнее время люди советского безбожного воспитания, богословски, духовно малообразованные, в основном те, кто когда-то были в Московской Патриархии, т.е. в ереси, стали распространять это нелепое учение», - вещает архиеп. Владимир.
Подбодрим владыку: не стоит так сетовать, даже Поместный Собор 1917-1918 г.г. не стал обременять себя такими «пустяками», как выяснение церковного учения о православном почитании Имени Божия. За массой гораздо более насущных административных дел святыню Имени Божия не сочли настолько значимой, чтобы уделить ей первостепенное внимание. Вопрос просто передали в Подотдел Отдела по внутренней миссии. Тем более не обременяли себя этим в РПЦЗ, изначально возглавлявшейся самым отчаянным противником имяславия митр. Антонием (Храповицким). В Катакомбах было не столь однозначно. Там действовали убеждённые имяславцы, в том числе епископ Марк (Новосёлов). Ещё будучи мирянином, почётным членом Московской Духовной Академии, он составил превосходный разбор «Послания Священного Синода» от 18 мая 1913 г. Желающие могут ознакомиться здесь https://ispovednik.org/%d1%81%d1%82%d0%b0%d1%82%d1%8c%d0%b8/%d0%b4%d0%b0-%d0%b2%d0%be%d1%81%d0%ba%d1%80%d0%b5%d1%81%d0%bd%d0%b5%d1%82-%d0%b1%d0%be%d0%b3-%d0%b8-%d1%80%d0%b0%d1%81%d1%82%d0%be%d1%87%d0%b0%d1%82%d1%81%d1%8f-%d0%b2%d1%80%d0%b0%d0%b7%d0%b8-%d0%b5/.
Высокомерие архиеп. Владимира, однако, забавно. Мнит себя духовно «чистым» и намного более сведущим, чем любые оппоненты из числа таких же бывших граждан СССР, имея в собственном активе благочестивое семейное воспитание и среднее богословское образование в Джорданвиллской семинарии. Маловато для профессорского апломба. Да и до исповедничества подлинного, православного «американские катакомбы» как-то не дотягивают. Но предоставим ему купаться в лучах собственного величия. Он не первый и едва ли последний, кто готов записать всех несогласных с «высоким иерархическим мнением» в «проклятые невежды в законе» (Ин. 7. 49).
Владыка, конечно, несколько увлёкся, утверждая, будто бы «невежественным еретиком» был святой праведный отец Иоанн Кронштадтский... Ах да, простите, он не утверждает это прямо. Всего лишь говорит, что принадлежащая отцу Иоанну мысль «Имя Божие есть Сам Бог» - является «совершенно неправославным учением».
Но далее уже и самая обыкновенная злонамеренная клевета.
«Почти всех имябожников отличают приемы подлога и фальсификации (Лапковский, Лебедев и проч.). Например, в Священном Писании, где говорится об имени Божием, слово «имя» написано с маленькой буквы, но имябожники почти всегда напишут с большой: «Имя», цитируя ложно. Тех же, кто не согласен с этой их ересью, имябожники любят клеветнически обвинять в, выдуманном ими, «имяборчестве». Ложь, клевета, оговор в отношении православных – верные спутники доморощенных «богословов»-имяславцев».
Здесь бы резонно и спросить, где именно в цитатах «злобные имябожники» в словосочетании «Имя Божие» пишут «имя» с большой буквы? В наших цитатах всё оставлено так, как есть в оригинальных текстах. Исключение могут составить только какие-то технические огрехи, опечатки. Таковые могут быть у каждого, что совсем не повод бросаться обвинениями в «подлоге и фальсификации». Что касается наших собственных текстов, то в них, да, чаще всего мы пишем «Имя» с заглавной буквы, из уважения к Имени Божию. Но это, как должно быть понятно нашему «высокопросвещённому» обличителю, есть наше авторское право.
Про «ложь, клевету, оговор» и «доморощенное богословие» спорить не будем. Стандартный набор обвинений имяславия, начиная с митр. Антония (Храповицкого), продолжая прот. Валерием (Рожновым), А. М. Хитровым и прочими богословами рационалистами, и просто клеветниками. Кому, действительно, не плохо было бы примерить на себя все эти малопочтенные ярлыки, уже отчасти выявлено. Убедимся в этом полнее.
«Для нас, православных христиан, без всякого сомнения, имена Божии святы и священны – мы славословим и восхваляем их, благоговейно призывая себе помощь и благодать Божию. Каждый день мы осеняем себя крестным знамением и духовенство благословляет своих пасомых именем Пресвятой Троицы: «Во имя Отца и Сына и Святаго Духа». На каждой Утрене мы воспеваем: «Буди имя Господне благословенно от ныне и до века» и «Хвалите имя Господне. Алиллуия» — на полиелейной службе. Ежедневно, произнося молитву «Отче наш...», мы молимся: «да святится имя Твое».
Православный христианин — высокое звание. Записывая себя столь безоговорочно в православные христиане, его высокопреосвященство, пытается выдать желаемое за действительное. Для начала, надо было бы уяснить для себя самые очевидные вещи. Ибо для любого православного христианина очевидно, по крайней мере, что Имя Божие благодатно, заключает в себе силу Самого Бога и, естественно, является святыней вполне объективно, независимо от человеческого о ней мнения или употребления. Но разве эту несомненную истину провозгласил для Русской Церкви дореволюционный Синод и его «Послание» от 18 мая 1913 г.?! Не обратное ли тому он утверждает?! Освежим немного в памяти. Вот главная идея «Послания».
«Имя Божие есть только имя, а не Сам Бог и не Его свойство, название предмета, а не сам предмет», оно не содержит «некоей навсегда как бы заключенной в нем или к нему прикрепленной Божественной силы».Текст «Послания» архиеп. Владимир или накрепко забыл, или в его странном «православии», действительно, нет места восприятию Имени Божия как объективной и великой святыни. Устремляясь в болото рационалистических идей, он довольно неуклюже пытается богословствовать.«Призывание имен Божиих необходимо, однако, согласно учению Свв. Отцов, необходимо различать имя и сам предмет, который он обозначает. Свв. Отцы неоднократно отвергали тождественность имен и сущностей.В частности, говоря о сущности, Св. Василий Великий настаивал на том, чтобы мы своим человеческим умом (ограниченным и конечном, иногда подверженном безумию) даже не дерзали бы мыслить о сущности Бога, ибо если мы даже не знаем ничего о своей сущности, то как можем разсуждать о сущности Творца, Который Безконечен?».Смешно наблюдать, когда кто-то ломится в открытую дверь. Если такое происходит в прямом смысле, то, наверное, есть серьёзный повод для беспокойства о психическом здоровье человека, пытающегося атаковать дверной проём. К счастью, в нашем случае архиеп. Владимир атакует широко распахнутую дверь не буквально. Бремя непомерных архипастырских трудов не позволило ему углубиться в тему и узнать, что имяславию совершенно чуждо учение о том, будто имена Божии, которые мы произносим, могут как-либо выражать саму Божественную сущность (природу) и, тем более, быть тождественными с ней. Другой нелепостью является механическое перенесение различия между именем и самим предметом, заимствованное из земной реальности, в реальность Божественного бытия. Между сущностью и энергией в Боге различие совершенно иное. А именно так понимало и понимает имяславие Имя Божие, или Божественные имена: как вечную истину, то есть нетварную энергию Бога. Церковь учит, что эта энергия есть Сам Бог.  По этому поводу в частности, у св. Григория Паламы имеется следующее рассуждение:«Однако же, можно вполне согласно с благочестивым пониманием [догматов] утверждать, что Бог весь целиком посредством их (нетварных энергий. - А. Л.) причаствуется и уразумевается. Ведь Божество разделяется неделимо и не подобно телам, и не является некоей частью его благость, другой частью – мудрость, еще другой – величество или промысл. Но весь Он – Благость; весь – Мудрость; и весь – Величество. Ибо, будучи един, Он не рассекается на каждое из этих [свойств], но в каждом из них – Он весь, и посредством каждого познается всюду единовидно, просто и нераздельно пребывающим и действующим» (Собеседование православного с варлаамитом, подробно опровергающее варлаамитское заблуждение. 45).За сим в тексте доклада следует некая подборка из Священного Писания — главным образом, ветхозаветного — об Имени Божием. Проследить за мыслью столь высокоучёного иерарха не легко, поэтому понять, с какой целью приведена данная подборка, причём, в далеко не полном виде, не представляется возможным. Попробуем догадаться, исходя из следующего авторского замечания.«Ибо ты не должен поклоняться богу иному, кроме Господа (Бога), потому что имя Его «ревнитель»; Он Бог ревнитель» (Исх. 34, 14). В Библии Синодального издания 1916 года по старой орфографии имя Господа Бога «ревнитель» прописано с маленькой буквы, а не с большой». Вон ведь что! Оказывается, если имя написано со строчной буквы, а не заглавной, ничего особенного в нём и нет, так себе, не более, чем простое человеческое прозвище или кличка. Или непревзойдённая мудрость владыки снова неверно истолкована и понята нами? Хорошо, не будем гадать. Зададим только пару вопросов. Как быть с теми именами Божиими, которые всегда пишутся с большой буквы? И как быть с тем, что слово «благодать» пишется с маленькой буквы, хотя, по учению св. Григория Паламы, благодать Божия есть Сам Бог?Впрочем, не будем отвлекать его наивысочайшепреосвященство от больших дел. Поблагодарим за то хотя бы, что он обратился в своих рассуждениях к Священному Писанию и святым отцам. В группе митр. Филарета (Семовских) и этого простейшего не сумели осилить. Доказательная часть оказалась бременем непомерным даже для архиеп. Владимира. Ибо, приведённые им святоотеческие тексты не говорят ровным счётом ничего о неправоте имяславия и неправомыслии имяславцев. Бог именуется по Своим свойствам и каждое из слов, составляющих Божественные имена, заимствовано из человеческого языка, где оно выработано «примышлением», то есть  человеческой мыслью. Таковы главные идеи цитат. Всё сие верно и никто этих святоотеческих мыслей не оспаривает. Архиеп. Владимир снова штурмует открытые ворота. Что ж за напасть такая? Может быть, он, наконец, соизволит понять, в чём заключается великая истина утверждения «Имя Божие есть Сам Бог» и в чём, в связи с этим, несомненная правота имяславия?Увы, увы, не хочет ни в чём всерьёз разбираться «высокопросвещённый» владыка. Повторяет глупости про будто бы заимствованнное имяславием из еретической теории Евномия учение о выражении в именах Божиих самой неизреченной и непостижимой Божественной сущности. И снова хватается за святоотеческие тексты, направленные против евномианского лжеучения.  Не читал, наверное, толком ничего имяславского? Да нет, кое-что всё же читал.«Схимонах Иларион, книга которого «На горах Кавказа» послужила источником возникновения имяславия, утверждал: «Может ли быть что-либо без имени? Имя выражает самую сущность предмета и неотделимо от него»; «...имя Господа Иисуса Христа есть Сам Он, Господь Бог. В имени Божием присутствует Сам Бог — всем Своим Существом и (всеми) Своими бесконечными свойствами».Торжество обвинения! Коль скоро, отец Иларион говорит, что «имя выражает самую сущность предмета», значит, он явно противоречит церковному учению о непостижимости и невыразимости Божественной сущности. Однако, в действительности, это свидетельствует только о том, что отец Иларион был не вполне точен в терминологии. При желании понять автора, а не лукаво ловить его на слове, это не сложно увидеть. Что такое в понимании схимонаха Илариона «сущность предмета»? То же самое, что в богословии определяется как «природа»? Едва ли. Отец Иларион не углубляется в рассуждения о природе и её свойствах, он просто констатирует, что имена выражают некие несомненные истины о предметах. В его понимании, сущность предмета — это истина о нём. Если воспринимать дело так, то, что же противного учению Церкви сказано кавказским пустынножителем? Разве не есть безусловная истина догмат о триединстве Божества, кратко выраженный в имени Пресвятая Троица?! Или великое Имя Господь Иисус Христос не заключает в себе вечной и нетленной истины о лице Спасителя?! Кто более здесь прав, опытный делатель Иисусовой молитвы, святой жизни отшельник отец Иларион (Домрачёв) или архиепископ Никон (Рождественский), согласно которому имена в принципе, ну и Божественные, в частности, есть условность, ни материально, ни духовно не существующая?!Для отца Илариона Имя Божие — живая и несомненная реальность, Сам Бог в своей нетварной благодати, нетварной силе или энергии. Его духовный опыт настолько схож с опытом другого известного праведника, отца Иоанна Кронштадтского, что непросто бывает и отличить, где говорит сам о. Иларион, а где он цитирует о. Иоанна. В частности, цитата, использованная архиеп. Владимиром, имеет едва не дословный аналог у кронштадтского пастыря."Когда ты про себя или в сердце говоришь или произносишь Имя Божие, Господа, или Пресвятой Троицы, или Господа Саваофа, или Господа Иисуса Христа, то в этом имени ты имеешь все существо Господа: в нем Его благость бесконечная, премудрость беспредельная, свет неприступный, всемогущество, неизменяемость. Со страхом Божиим, верою и любовию прикасайся мыслями и сердцем к этому всезиждущему, всесодержащему, всеуправляющему Имени. Вот почему строго запрещает заповедь Божия употреблять Имя Божие всуе, потому, т.-е., что имя Его есть Он Сам - единый Бог в трех Лицах, простое Существо, в едином слове изображающееся и заключающееся, и в то же время не заключаемое, т.-е. не ограничиваемое им и ничем сущим" (Моя жизнь во Христе. Изд. 4-е. Ютика. Н. I. США. 1988. Т. 2, стр. 129).В такой постановке вопроса, в общем-то, нет ничего нового. Если иметь в виду одно из значений многогранного понятия «имя Божие», как слова Божия, богооткровенной истины, то Самим Христом Спасителем засвидетельствовано: «Слова, которые говорю Я вам, суть дух и жизнь» (Ин. 6. 63). Изъясняя эту истину, святитель Григорий Нисский рассуждает следующим образом:«...Богоносные святые вдохновляются силою Духа, и всякое Писание потому называется богодухновенным, что оно есть учение Божественного вдохновения. Если снять телесный покров слова, то остающееся есть Господь, жизнь и дух, по учению великого Павла и по евангельскому слову. Потому что Павел сказал, что обратившийся от буквы к Духу принимает уже не убивающее рабство, а Господа, Который есть животворящий дух, а высокое Евангелие говорит: «глаголы, яже Аз глаголах вам, дух суть и живот есть» (Ин. 6:63), как обнаженные от телесного покрова» (Святитель Григорий Нисский. Опровержение Евномия. Кн. 7. 1).

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.