"И к злодеям причтен"

По поводу решений амосовского собора группы митр. Филарета (Семовских).

Состоявшийся в сентябре сего 2017 года Архиерейский собор, под председательством митрополита Филарета (Семовских) принял ряд определений канонического и богословского характера. В ряду первых — данное архиерейское собрание постановило «лишить сана» преосвященного Мартина, Архиепископа Севастопольского и Крымского.  В вину Преосвященному Мартину вменено: «исповедание ереси имябожничества» и «учреждение самочинного еретического сборища».  Напомним, что вопрос о так называемом «имябожничестве» Архиеп. Мартина и нас, его пасомых, сводился к исповеданию трёх основных положений: 1) веровать, вместе с преподобным Максимом Исповедником, что «...Имя Бога Отца, пребывающее сущностным образом , есть Единородный Сын [Его]» - православно;2) веровать, согласно Священному Писанию, что Имя Божие есть вечная сила и слава Божия — православно;3) веровать, как учат святые отцы и Православный Катехизис, что в произносимом словами Имени Божием присутствует Сам Бог и такие слова неразрывно связаны с Его освящающей, врачующей, спасающей благодатью — православно.Нас нашли возможным осудить, несмотря на, казалось бы, столь очевидную истину этих вероисповедных тезисов. Не на один из них со стороны наших обвинителей не последовало какого-либо возражения и ответа! Но зато был дан ответ на исповедание нетварной божественной энергии Самим Богом. Как оказалось, еретическое имяборческое учение группы митр. Филарета (Семовских) покоится на фундаменте древней варлаамитской ереси, обличённой святителем Григорием Паламой в XIV веке и тогда же осуждённой Константинопольскими Соборами. По этому поводу уже было дано весьма точное и аргументированное разъяснение Архиепископа Мартина в его «Послании к собратьям-архиереям и к пастве Южно-Российской епархии ПРЦ (РПЦЗ)» от 29.11.2016 г. :«...Желая уличить меня в несуществующей ереси, в качестве «святых Соборов и Отцов», якобы «осудивших учение об именах Божиих имябожников», митр. Филарет неправомерно предложил признать родоначальника соборно осужденной РПЦЗ в 1983 году ереси экуменизма – Константинопольского патриарха Иоакима III, разработавшего экуменическую «теорию ветвей Церкви», а также продолжателя его экуменического дела – патриарха Германа V. Также в качестве «святых Соборов и Отцов», митр. Филарет, предложил признать членов Святейшего Правительствующего Синода, которые выпустили послание от 18 мая 1913 года, в котором открыто проповедовали в Церкви анафематствованную Константинопольским собором 1351 года варлаамитскую ересь. Он же предложил признать «святыми Отцами» тех иерархов, которые указанное еретическое послание признали и руководствовались им в делах церковного управления. Посему члены Святейшего Синода и все указанные митр. Филаретом в Указе иерархи «святыми Соборами и Отцами» отнюдь не являются, так как они являются последователями уже осужденной Церковью варлаамитской ереси, либо являются еретиками-экуменистами. И никакие патриархи и синодальные иерархи вообще не вправе выдавать свое мнение за соборное мнение всей Поместной Церкви, которое может быть выражено только в постановлениях православных Поместных соборов. И если в Церкви существует дискуссия, связанная с почитанием святейшего Имени Божия, то лишь православный Поместный собор, может уточнить вероучительные вопросы, понимание которых в настоящее время вызывает спор. Но таковой Поместный собор еще не состоялся ни в одной из Поместных Православных Церквей.Совокупность вышеуказанных обстоятельств свидетельствует о неканоничности и еретичности Указа митр. Филарета.Варлаамитская ересь, которая проповедана Синодом, содержится в следующих строках синодального послания от 18 мая 1913 года: «Св. Григорий [Палама] учил прилагать название "Божество" не только к существу Божию, но и к Его "энергии" или энергиям, т. е. Божественным свойствам: премудрости, благости, всеведению, всемогуществу и проч., которыми Бог открывает Себя вовне, и, таким образом, учил употреблять слово "Божество" несколько в более широком смысле, чем обыкновенно. В этом многоразличном употреблении слова и состоит все сходство учения св. Григория с новым учением, по существу же между ними различие полное. Прежде всего, святитель нигде не называет энергий "Богом", а учит называть их "Божеством" (не Фeoc, а Феотис). Различие же между этими названиями легко видеть из такого примера. Говорится: "Христос на Фаворе явил Свое Божество", но никто не скажет: "Христос на Фаворе явил Своего Бога": это была бы или бессмыслица или хула. Слово "Бог" указывает на Личность; "Божество" же на свойство, качество, на природу. Таким образом, если и признать Имя Божие Его энергией, то и тогда можно назвать его только Божеством, а не Богом, тем более не "Богом Самим", как делают новые учители» (Церковные Ведомости № 20, от 18 мая 1913 г. С. 277-286).Но обратившись к творениям святителя Григория Паламы мы обнаружим учение, диаметрально противоположное проповеданному в синодальном послании. Святитель Григорий учит наоборот, что энергии Божии есть Бог, и даже Сам Бог:– «Таким образом Божии выступления и энергии, осуществления, оживотворения, умудрения и тому подобное, суть нетварные промыслы (πρόνοιαι) и благости Бога, и они суть Сам Бог» (Святитель Григорий Палама. Трактаты. Краснодар. 2007. С. 19);– «Ведь имя "Бог" (θεός) есть имя энергии, [производимое] от "бежать" (θέείν) и "окружать все заботой" или от "палить" (αϊθείν), что означает "жечь", или от "созерцать (θεάσθαι) все"» (Там же. С. 46);– "Каждая [божественная] сила или каждая энергия есть Сам Бог (εκάστη δύναμνς ή ενέργεια αυτός εστίν ο Θεός)" (Григорий Палама. Письмо к Иоанну Гавре (Γρηγορίου του Παλαμά Συγγράμματα, έκδ. από Π. Χρήστου. Τόμος Β'. Σελ. 340. Цит. По: Мейендорф Иоанн, протопресвитер. Жизнь и труды святителя Григория Паламы. С. 289).Поэтому, разбирая пример, приведенный Синодом в послании, правильней будет сказать: «Христос на Фаворе явил Себя Богом». Однако впавшие в варлаамитскую ересь члены Синода этого, как видно, не признавали. И всякий, учащий тому, что проповедано Синодом в послании, подпадает под следующий анафематизм Константинопольского собора 1351 года: «Тем, которые мудрствуют и говорят, что имя Бог выражает только существо Божественное и не исповедуют по Богодухновенному и церковному мудрованию святых, что именем Бог обозначаются равным образом и Божественные действия [энергии], – анафема» (Игумен Модест. Св. Григорий Палама. СПб., 1879. С. 149). Таким образом, заявляя о действенности в Церкви послания Святейшего Синода от 18 мая 1913 года, митр. Филарет открыто свидетельствует о своей причастности к соборно осужденной и анафематствованной святыми отцами (в том числе святителем Григорием Паламой) варлаамитской ереси, последователи которой не считают Богом энергии Божии. А это уже есть действительное каноническое основание для отделения от молитвенного общения с предстоятелем на основании 15-го Правила Двукратного Константинопольского собора» (http://rocormoscow.livejournal.com/126320.html).Прошло достаточно времени и у группы митр. Филарета (Семовских), разумеется, была возможность рассмотреть учение Григория Паламы, ознакомится с мнениями по данному вопросу известных современных богословов.  Однако, как видно, из документов амосовского собора и «Доклада Архиерейскому Собору митрофорного протоиерея Валерия Рожнова», никакого переосмысления своего богословского мнения эта группа не сделала.  Развивая далее еретическое учение о нетварных энергиях Божества, амосовские богословы пришли к следующим умозаключениям.  «...Собор Архиереев ПРЦ/РПЦЗ не исключает, что в некоторых синодальных определениях по имябожничеству могли быть допущены терминологические и стилистические неточности, но совершенно не принципиального характера, поэтому не считает нужным их ревизовать. Это касается и святоотеческого толкования учения Св. Григория Паламы о нетварных энергиях Божества в синодальном (1913г.) изложении, а именно — энергия Бога (синонимы: благодать Божия, дары Духа Святаго) не есть Сам Бог как Божественная Личность, однако нетварная энергия Божественна по природе, а так же по происхождению и в этом смысле нетварная энергия может называться Божеством, но не Ипостасной Личностью и не Сущностью Божества» (Из постановлений Архиерейского Собора ПРЦ/РПЦЗ. http://rpzs.ru/iz-postanovleniy-arkhiereyskogo-sobo/#more-598). На это необходимо заметить: во-первых, учение о Боге как об одной личности есть анитринитарная ересь в яснейшем виде. Известный еретик Саввелий Птолемаидский некогда учил, что один и тот же Бог проявляет себя то как Отец, то как Сын, то как Дух Святый. Учение Саввелия и он сам были анафематстованы очень давно. Поэтому, рассуждая о Боге как о личности, а не о трёх лицах, группа митр. Филарета даёт все основания подозревать её в саввелианстве.  Во-вторых, никто из нас не говорил и не утверждал, будто нетварная божественная энергия или благодать Божия есть сама сущность Божия или какое-либо из лиц Пресвятой Троицы. Нами, в полном соответствии с учением святителя Григория Паламы, утверждалось, что божественная энергия есть Сам Бог, хотя и не в Своей сущности. Но вот именно эту истину, т. е., что божественная энергия есть Сам Бог, митр. Филарет, прот. Валерий Рожнов и их сторонники не желают признавать категорически!  Это не только стержневая идея цитированного места из «Постановлений» амосовского собора, но и поданного от лица данного собрания «Доклада» прот. Валерия Рожнова.  «Имябожники утверждают то одно, то другое, при этом путаются в своих измышлениях и увязают в сплошных противоречиях. Например, «имяславцы» хоть и соглашаются с тем, что Имя Бога это не Сущность Бога, однако считают , что имя Бога является Самим Богом, даже не являясь Его Сущностью. При этом возникает противоречие – как Имя Бога может быть Самим Богом и при этом не являться Сущностью Бога? Следуя логике имябожников выходит, что Имя Бога есть Сам Бог, и в то же время не Сущность Бога, а только энергия. Но энергия без Сущности не может быть Личностью, а Бог Личность. И что же получается, по логике еретиков — энергии Бога , образуют еще какого-то нового бога вне Сущности, а следовательно вне Ипостасей Троицы, и этот новый «энергетический бог» есть имя (?!)… Но как это возможно?» Отвечаем отцу протоиерею: никак. Сама постановка вопроса ложна и основана на нелепых измышлениях, а не на учении Церкви. В действительности, Божественная сущность и её энергии — одно неразрывное целое. И это целое, так же, как мысленно различаемое в Нём — Бог. Бог и сущность, Бог и энергии сущности, но не два Бога, а один. Так же, как не три Бога, но один, несмотря на то, что Бог Отец, Бог Сын, Бог и Дух Святый. Такова тайна Пресвятой Троицы. Рационализировать здесь — значит неизбежно впадать в ересь, что с успехом и делает отец протоиерей со своими единомышленниками. Почему-то, никак не хочется ему, прежде чем предлагать собственное доморощенное богословие, посоветоваться со святыми отцами. Меж тем, только у святых отцов он нашёл бы правильное понимание предмета, о котором взялся рассуждать.  «Если бы они ведали Писание и были научены истиною, то знали бы, что «Бог не таков, как люди, и Его мысли не таковы, как мысли людей» (Ис. 55:8). Ибо Отец всего весьма далек от чувств и страстей, бывающих у людей; Он прост, несложен, равночленен, всегда Себе равен и подобен, весь будучи разумение, весь дух, весь мысль, весь чувство, весь разум, весь слух, весь глаз, весь свет и весь источник всякого блага, как свойственно богобоязненным и благочестивым людям говорить о Боге» (Священномученик Ириней Лионский. Против ересей. Кн. II. Гл. 13, 3).  «Однако же, можно вполне согласно с благочестивым пониманием [догматов] утверждать, что Бог весь целиком посредством их (нетварных энергий. - А. Л.) причаствуется и уразумевается. Ведь Божество разделяется неделимо и не подобно телам, и не является некоей частью его благость, другой частью – мудрость, еще другой – величество или промысл. Но весь Он – Благость; весь – Мудрость; и весь – Величество. Ибо, будучи един, Он не рассекается на каждое из этих [свойств], но в каждом из них – Он весь, и посредством каждого познается всюду единовидно, просто и нераздельно пребывающим и действующим» (Святитель Григорий Палама. Собеседование православного с варлаамитом, подробно опровергающее варлаамитское заблуждение. 45). Еретическое мудрствование новых варлаамитов прот. Валерия Рожнова, Синода митр. Филарета (Семовских) очевидно подпадает под тот самый 5-й анафематизм Константинопольского Собора 1351 г., цитированный преосвященным Мартином, который прот. Валерий не стесняется упомянуть в своём докладе. И это уже ложится грузом страшной и тяжкой ответственности на всех сторонников данной еретической группы.  Для более полного свидетельства того, как учил святитель Григорий Палама предлагаем следующие выдержки из разных его сочинений.  «Видишь, что обитающий во святых боготворящий дар является нетварным? Но и то, что он называется божественностью, даже и имея высшей себя сверхначальную природу, не мешает божественности быть единой. Почему? Потому что и эта [божественность] нетварна и неотделима от той. Ибо как солнцем называется и луч, и то, откуда луч, и одно неприступно, а другой преступен как низший, и, несмотря на это, не два света и не два солнца; так и божественностью является и боготворящий дар, и дарующая его от себя богоначальнейшая природа, и [тем не менее] не две суть божественности» (Святитель Григорий Палама. О Божественных энергиях и их причастии. 32). «Итак, хочешь ли узнать, что святые это обетованное наследие благ, о котором ты слышал, что оно превыше веков, называют сущим окрест Бога, и говорят, что Божество выше и превосходнее сего по совершенной неизреченности и непричаствуемости? Узнай об этом и научись у божественного Нисского Григория, говорящего: «если «судове Его» не могут быть испытаны и «путие Его» — не исследуются (Рим.11:33), и обетование благ превосходит всякое возможное предположение, то коль паче Само Божество (αυτο το θειον) по неизреченности и неприступности выше и превосходнее мысленно созерцаемого окрест Него». Что же такое божественные суды: не предопределения ли Божии? Могут ли предопределения Божии иметь начало или быть тварными? Но и их называет [Богослов] сущими окрест Бога, а затем высшим и превосходящим их [называет он] Божество. Видишь, что многое из того, что окрест Бога безначально и нетварно, и что выше и превосходнее их Божество?» (Там же. 26). «Следуя духодвижимым повелениям святых отцов и бывшим в наши дни Соборным определениям, мы отвергаем и предаем анафеме, как прежде, так и ныне, если они не раскаются, говорящих согласно с Варлаамом и Акиндином о двух божественностях Бога — тварной и нетварной — и божественную природу называющих единственной нетварной божественностью, а сияние божественной природы, которым и Господь на Фаворе облистал учеников, и всякую божественную силу и энергию, и все то, что созерцается и о чем богословствуется [что оно есть] окрест божественной природы, [называющих] божественностью тварной. Мы же утверждаем и почитаем одну божественность Отца и Сына и Святого Духа, [заключающуюся] не только в сущности, но и в нетварной силе и энергии, и во всем том, что окрест сущности созерцается и богословствуется» (Святитель Григорий Палама. Трактат [О том], что Варлаам и Акиндин поистине нечестиво и безбожно разделяют единое Божество на два неравных божества. 1). «Итак, поскольку Церковью Божией и нами, ее питомцами, исповедуется и почитается одна божественность — по всему нетварная и не имеющая какого-либо недостатка, то нападающий [на нас] Варлаам из Калабрии и Акиндин из окрестностей Прилапа, кажущиеся в настоящее время самыми отборными орудиями того, кто от начала был противником Божества, в высшей степени злочестиво разорвав единую божественность, рассекают ее, увы, на тварное и нетварное, единственно нетленной называя божественную природу, а всякую божественную силу и энергию, и вообще все из числа сущего окрест божественной природы и естественно присущего Богу низводя до уровня твари, как не являющееся природой, но так или иначе отличающееся от нее, которая одна лишь, согласно им, является нетварной божественностью. Расчленяя таким образом божественность, эти несчастные совершенно упразднили бытие Божие, став не просто злочестивыми (δυσσεβεις), но [вовсе] нечестивыми (ασεβεις) и безбожными. Ибо «если отнять [у Него] природную энергию, то Он не будет ни Богом, ни человеком», — говорит сильный в божественных вещах Максим» (Там же. 4). «Но кто исчислит все речения святых, которыми они свидетельствуют нетварность как сущности Божией, так и сил и энергий Божиих, и показывают их различие по отношению друг к другу, и утверждают, что все это есть одна божественность Отца и Сына, и Святого Духа, поскольку сходится воедино как нетварное, лучше же, соединенно и едино присно пребывает и [к тому же] в равной степени созерцается и богословствуется по отношению к Каждой из святых Ипостасей, — как [нас] научил великий Афанасий, — и указывает на одну и ту же постоянную и совершенную божественность Божию?» (Там же. 10). «Итак, поскольку Варлаам и Акиндин, рассекшие на тварное и нетварное эту единую божественность, знали об этом различении в приведенных нами богословских трудах отцов, — [то есть] что божественностью называется и Божия природа, и энергия, — то, желая отвратить людей от отеческого исповедания и хитростью привлечь на свою сторону и перевести их в свое злочестие, они громко обвиняют блюдущих единомыслие со святыми как якобы учащих о двух нетварных божественностях — высшей и низшей. А не понимающие того, что это мнимое обвинение возводится на святых отцов наших, и что нетварное присущее [Богу свойство] (το ακτιστον προσκειμενον) показывает, что эта созерцаемая в различении [на природу и энергию] божественность единой, равной и простой, — ведь и [вообще] все нетварное равночестно и едино (ηνωμενον), и отнюдь не может быть сложности в сходящихся воедино нетварных...» (Там же. 11). «Впрочем, это не Паламе, а Варлааму принадлежит мысль о том, что есть две божественности — высшая и низшая» (Там же. 17). «Таким образом у нас один Бог в единой божественности» (Там же. 18).  «И как не уличить тебя (Варлаама. - А. Л.) в приравнивании Бога к твари, когда ты объявляешь тварными Его сущностные энергии?» (Святитель Григорий Палама. Триады в защиту священнобезмолвствующих. 1-я часть ТРИАДЫ III. 23. Москва. 1995. Стр. 287). «Что этот умный, премирный и немеркнущий свет есть Сам Бог, определенно сказал Григорий, нареченный Богослов: «Бог, пожелавший устроить сей мир, Сам является светом для Своих вечных созданий, и ничто иное; ибо какая нужда в ином свете тем, у кого есть величайший?» Свет этот — божественный и невещественный огонь, просвещающий души. Он, если снова сказать словами святого Василия, действовал в апостолах, когда они говорили огненными языками (Деян.2:3-4); и он же, озарив Павла, помрачил его зрительное чувство (Деян.9:8), но просветил его сердечные очи, потому что телесное зрение не вмещает силу такого света. Огонь явился Моисею в купине (Исх.3:2); он в образе колесницы восхитил Илию от земли (4Цар.2:2); его энергии взыскуя, блаженный Давид воскликнул: «Испытай меня, Господи, и искуси меня, очисти огнем недра мои и сердце мое» (Пс.25:2). Этот огонь разжег сердце Клеопы и его спутника, когда Господь говорил с ними после воскресения из мертвых (Лк.24:34). И ангелы и прислуживающие духи причастны этому огню, как сказано в Писании: «Творящий ангелами Своими духов и служителями Своими огненное пламя» (Пс.103:4). Этот огонь, попаляя бревно в глазу, восстанавливает чистоту ума, чтобы вернув себе природную зоркость, он не смотрел на сучок в глазу брата, но неустанно постигал чудеса Божии, согласно сказавшему: «Открой очи мои и постигну чудеса закона Твоего» (Пс.118:18). Этот огонь — изгнатель бесов, истребитель всякого зла, умертвитель греха, сила воскресения и энергия бессмертия, просвещение чистых душ и устроение разумных сил. Будем же молиться, чтобы свет этот достиг и нас и чтобы вечно ходя в нем (Еф.5:8), мы никогда, даже на краткий миг не спотыкались» (Там же. 1-я часть ТРИАДЫ III. 40. Стр. 303-304). «Еще, все святые отцы вместе свидетельствуют, что для несотворенной Троицы невозможно найти имя, являющее Ее природу, но все Ее имена суть именования Ее энергий. Ибо даже «божество» выражает энергию, означая или бег, или созерцание, или огонь, или самообожение; сверхимянное не то же именуемому, стало быть сущность и энергия Бога не то же. И вот, если божество Бога являет собственно энергию Бога, а всякая энергия по-твоему тварна, то тварно по-твоему и божество Бога. Однако божество не только нетварно, а и безначально, ибо Ведавший все прежде возникновения сущего не начал созерцать сущее когда-то во времени; хотя сверхимянная сущность Бога все равно превосходит и эту энергию настолько же, насколько такой Действователь — Действие, а Сверхимянный — таким способом именуемое. И подобные истины ничуть не мешают чтить Единого Бога и единое божество, как не мешает считать Солнце и его свет единым, если мы назовем «солнцем» и его луч. Видишь, как точно мы согласны со святыми?» (Там же. 2-я часть ТРИАДЫ III. 10. Стр. 314-315). «...Ведь солнцем называется и луч, и источник луча, однако солнц оттого не становится два; один и Бог, хотя богословы именуют Богом также исходящую от Него боготворящую благодать...» (Там же. 3-я часть ТРИАДЫ III. 11. Стр. 338-339). «Следовательно, как слыша Сына, говорящего: «Аз и Отец едино есма» (Ин.10:30), мы не сливаем ипостасей, но возводимся [умом] к единству сущности и неразлучности Сына от Отеческих оных недр (поскольку признаем одним предвечную сущность и Святую и всеми тварями покланяемую Троицу; и Единицей является нераздельный по сущности Бог, а по ипостасям — Троицей), так и когда говорим, что сущность и энергия Божия — одно, то ни божественного выступления не отменяем, ни действующую природу не почитаем ошибочно за энергию, ни дозволяем им [переходить] друг в друга. Ибо хотя применительно к простой и бестелесной сущности сущность и энергия и допускают одно и то же слово [для своего обозначения], но каждая, имея соответствующие ей характерные особенности неизменными, пребывает одна сущностью, а другая — энергией. Ведь и Сын допускает [для Своего обозначения] одно слово с Отцом, — поскольку и всякому рождению свойственно делать рожденное тем же, что и родившее, — и, однако, Сын остается Сыном, не претворяясь в Отца по причине тождества и одного и того же определения по природе» (Святитель Григорий Палама. О Божественных энергиях и их причастии. 4). «Но то, что они [т. е. сущность и энергия] являются одним и тем же, признают и противоречащие нам. Однако же, и сие [у них] не твердо, ибо они в таком смысле говорят, что божественная сущность и энергия суть одно, чтобы эти имена были равнозначными одно другому, дабы, — говорят они, — не получилось у них много [богов] или сложный Бог, являющийся одним [но состоящий] из так или иначе различных [частей]. Хотя ничто никогда не будет составным с собственной своей энергией: ведь не сложен же луч из-за того, что он светит. Таким образом, говорящие, будто два названия обозначают одно и то же, обкрадывают слушающих, так как они почитают у Бога и сущность, и энергию, а эти под каждым из этого понимают не одного и того же Бога, сущего тем и другим, но посредством многих имен показывают Его абсолютно единым, так что Бог по их рассуждениям является бездеятельной сущностью или бессущностной энергией, не по превосходству [Своему над понятиями сущности и энергии], а по лишению» (Там же. 6) «И единство сущности и энергии мы понимаем не как имеющее один и тот же смысл, но по нераздельности, так как всецелый и единственный и присно[сущный] Бог неделимо познается по каждой из энергий. Ибо отсюда скорее не сложным, а простым является Божество, как и мудрый в таковых вещах Дамаскин говорит: «чтобы не сложным было Божество, что есть дело крайнего нечестия, подобает думать, что каждое из того, что говорится о Боге, обозначает не то, чем Он является по сущности, но или показывает то, чем Он не является, или отношение, или нечто из того, что сопровождает божественную природу, или энергию. Ведь имя «Бог» (θεος) есть имя энергии, [производимое] от «бежать» (θεειν) и «окружать все заботой» или от «палить» (αιθειν), что означает «жечь», или от «созерцать (θεασθαι) все» (Там же. 8). «Ибо не стоит удивляться тому, что хотя сущность и энергия являются у Бога в некотором отношении одним [и тем же], и Бог один, однако сущность есть причина энергий и как причина превосходит их. Ведь и Отец, и Сын — одно, и суть один Бог, однако Причиной и большим Сына [Своей] причинностью является Отец. Если же и там, хотя Сын и является самоипостасным и единосущным, но, как Причина, Отец — «болий» Ибо не стоит удивляться тому, что хотя сущность и энергия являются у Бога в некотором отношении одним [и тем же], и Бог один, однако сущность есть причина энергий и как причина превосходит их. Ведь и Отец, и Сын — одно, и суть один Бог, однако Причиной и большим Сына [Своей] причинностью является Отец. Если же и там, хотя Сын и является самоипостасным и единосущным, но, как Причина, Отец — «болий» (Ин.14:28), то тем паче сущность превосходит энергии, не являющиеся ни единосущными, ни иносущными, так как они [только] принадлежат самоипостасным, но ни одна энергия не самоипостасна. Поэтому святые и говорят, что они по природе извечно суть окрест Бога. то тем паче сущность превосходит энергии, не являющиеся ни единосущными, ни иносущными, так как они [только] принадлежат самоипостасным, но ни одна энергия не самоипостасна. Поэтому святые и говорят, что они по природе извечно суть окрест Бога» Там же. 19). «В Боге [можно различать] три сущие [вещи]: сущность, энергию и Троицу Божественных Ипостасей» (Сто пятьдесят глав, посвященных вопросам естественнонаучным, богословским, нравственным и относящимся к духовному деланию, а также предназначенных к очищению от варлаамитской пагубы. Ч. 2. III. 75).   

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.