АРХИЕРЕЙСКИЙ ВЕСТНИК (rocormoscow) wrote,
АРХИЕРЕЙСКИЙ ВЕСТНИК
rocormoscow

"Седлай Росинанта, Санчо!"

Ответ протоиерею Владимиру Цуканову.
Транслятор ереси варлаамизма-имяборчества «Миссионерский центр им. преп. Муч. Афанасия Брестского» опубликовал глумливую статью прот. Владимира Цуканова http://afanasiy.net/ymiaslavcam-kratkoe-raziasnenye-yh-polojenyia-v-etoi-kratkovremennoi-y-bystrotekucshei-jyzny
Замечание для читателей. Автор этих строк хорошо лично знаком с отцом протоиереем по его прежней жизни в России, в г. Курске. Поэтому далее будет называть его на «ты», что, надеюсь, никого не обидит.
Краткость, о мудрейший, несомненное достоинство твоих писаний. Увы, единственное. Более они ничем не примечательны. Типичное еретическое, имяборческое пустословие. Примерно такое же, как у твоего старшего собрата, знаменитого амосовского «богослова».  И если отличаются от него, то, может быть, чуть большим уровнем познаний. Вон, и про святителя Василия Великого вспомнил и о догмате иконопочитания упомянул. Уже хорошо.
Итак, Святитель Василий Великий говорит: "Нет ни одного имени, которое обозначает все естество Божие". Наверное, для Тебя это открытие и, радуясь, словно ребёнок, что сумел постичь премудрость счёта до десяти, ты готов сразить таким доводом окружающих. Не трудись. Имяславцы прекрасно знают, наученные святыми отцами, что сущность Божия совершенно непостижима и не именуема, и не свихнулись с ума, чтобы утверждать, будто слова, которыми мы именуем Бога, выражают Божественную сущность. Нет ничего способного выразить естество Божие, кроме Его нетварной энергии. Но и она неизреченна и превосходит способности тварного ума. Поэтому дружбу с Евномием ты зря нам прочишь.
А вот о догмате Седьмого Вселенского Собора вспомнил кстати. Обратимся же к учению отцов иконопочитателей, в лице которых мнишь ты найти защиту своим умствованиям. Один из иконоборческих тезисов звучал так: «А также нет и священной молитвы, освящающей иконы, чтобы сделать их из обыкновенных предметов святыми, но постоянно остаются они вещами обыкновенными, не имеющими никакого особенного значения, кроме того, какое сообщил им живописец». На это отцы Собора ответили: «Пусть же они выслушают и правду. Над многими из таких предметов, которые мы признаем святыми, не читается священной молитвы; потому что они по самому имени своему (здесь и везде далее выделено мной. - А. Л) полны святости и благодати. Поэтому такие предметы мы почитаем, как достойные почитания, и лобызаем их. Таким образом и самый образ животворящего креста, хотя на освящение его и не полагается особой молитвы, считается нами достойным почитания и служит достаточным для нас средством к получению освящения. Что же касается воздаваемого нами ему поклонения, изображения его на чем либо и напечатления его в воздухе; то мы уповаем, что чрез это прогоняются демоны. Тоже самое и относительно иконы; обозначая ее известным именем, мы относим честь ее к первообразу; целуя ее и с почтением покланяясь ей, мы получаем освящение. Равным образом, когда мы целуем и объемлем различные священные сосуды; то надеемся, что получим чрез них некоторое освящение. Или они должны признать также вещами обыденными и незаслуживающими чествования крест и священные сосуды, как приготовление плотника, или живописца, или ткача; так как и эти вещи не имеют освящающей их священной молитвы, или же и честные иконы они должны считать священными и святыми и достойными почитания» (Деяние 6. Том 4).
Преподобный Иоанн Дамаскин писал в защиту почитания икон: «Почитаю же и благоговею и перед остальным веществом, при посредстве которого «соделалось» мое спасение, как перед исполненным божественной силы и благодати. Или «древо крестное», трижды счастливое и «преблаженное», не вещество? Или не вещество достойная почтения и святая гора? «Краниево место» (Мф.27:33)? Или не вещество благодатная и живоносная скала, святой гроб, источник нашего воскресения? Или не вещество чернила и всесвятая книга Евангелий? Или не вещество живоносная трапеза, доставляющая нам хлеб жизни? Или не вещество как золото, так и серебро, из которых приготовляются кресты и дискосы, также и потиры? Или не вещество, преимущественно перед всем этим, тело и кровь Господа нашего? Или устрани почитание и поклонение всему этому, или, повинуясь церковному Преданию, допусти поклонение иконам, освящаемым именем Бога и друзей Божиих и по причине этого осеняемым благодатью божественного Духа» (Три защитительных слова против порицающих святые иконы. Первое слово. XVI).
Икона освящается именем — таково учение VII Вселенского Собора. Но давай поразмыслим, что больше изображение, или освящающее его имя? Наверное, применим и здесь принцип «без всякого же прекословия меньший благословляется большим» (Евр. 7. 17). Или не кажется тебе так? Тогда призовём на помощь наш православный Катехизис Митр. Филарета. Там в толковании на молитву Господню сказано: «Имя Божие свято и, без сомнения, свято само в себе. «Свято имя Его» (Лк.1:49). Какой же из вещественных образов «свят сам в себе», не ответишь ли? И о какой земной святыне можно так говорить? Не ты ли освящаешь эти образы и святыни молитвой и кроплением святой воды? Пойдём дальше. Сам Спаситель говорит: «...Небо и земля прейдут, но слова Мои не прейдут» (Мф. 24. 35). Читал ли ты что-нибудь подобное об иконах? Апостол Пётр свидетельствует о слове Божием: «Ибо всякая плоть - как трава, и всякая слава человеческая - как цвет на траве: засохла трава, и цвет ее опал; но слово Господне пребывает вовек; а это есть то слово, которое вам проповедано» (1 Пет. 24-25). Не думаю, что ты дерзнёшь возразить, будто речь здесь только о слове, но не об имени. Ибо понятно, что Евангелие заключает в себе и Божественные имена. Но, значит вечны Божественные имена, как вечно слово Божие — не так ли? Или здесь «курский писатель» тоже что-то искажает? Тогда подскажи нам,  написано ли что-либо подобное об иконах? Они так же вечны, по-твоему?
Впрочем, в одном с тобой соглашусь: слова, которыми обозначаются имена Божии,  как и книга «Евангелие» с напечатанным в ней текстом, тоже в некотором смысле иконы. Об этих словах-именах или словах-символах я написал в «Критическом разборе «Послания Святейшего Синода» от 18 мая 1913 г.: «Слова, которыми мы называем Бога, будучи тварной реальностью, не есть в собственном смысле Имя Божие. Тем не менее и они являются великой святыней. Поскольку, в качестве оболочки мысли, заключают в себе Его Имя как божественный смысл (логос), богооткровенную истину. Бог пребывает в них не только по причине вездесущия, но и просвещающим, освящающим, чудотворным, спасающим действием. Выражение «имя Божие есть Сам Бог», если под именем подразумеваются земные слова-имена Божии, нельзя понимать буквально, в смысле отождествления тварного слова с Божественной природой или энергией. Оно означает, что Бог настолько живо и действенно присутствует в своих земных именах, как-будто они и есть Он Сам. Поклонение таковым словам-именам подобает почитательное, наряду с книгой Евангелия, образом Креста, иконами, святым Престолом и иными святынями». А так же и в известном тебе «Открытом письме» сказано нами: «Веровать, как учат святые отцы и Православный Катехизис, что в произносимом словами Имени Божием присутствует Сам Бог своей освящающей, врачующей и спасающей благодатью — православно». Не подскажет ли твоя учёность, в чём мы погрешили здесь против истины?
Я же грешный подскажу, чем погрешил против неё ты. Первое — это тем, что православное почитание Имени Божия называешь имябожием, в полном согласии с еретиками имяборцами и их лжеучением, выраженном в «Послании» 1913 г. Ибо это «Послание» объявило святыню Имени Божия безблагодатным человеческим словом. Следующим общим у тебя и у других имяборцев заблуждением является отрицание совечности Имени Божия Богу. Не зная «Священного Писания» и не понимая православного святоотеческого богословия, отважно ринулся ты ниспровергать своим протестантствующим умом догмат благочестия.
Сам Бог говорит пророку Моисею: «И рече Моисей к Богу: се аз пойду к сынам Израилевым и реку к ним: «Бог отец наших посла мя к вам: и аще вопросят мя, что имя Ему? Что реку к ним? – И рече: тако речеши сыном Израилевым: Сый посла мя к вам. И рече Бог паки к Моисею: тако речеши сыном Израилевым: Господь Бог Отец наших, Бог Авраамов, и Бог Исааков, и Бог Иаковль посла мя к вам: сие Мое есть имя Вечное» (Исх. 3,15).
«Но живý áзъ, и при́сно живéтъ и́мя моé, и напóлнитъ слáва Госпóдня всю́ зéмлю» (Числа. 14. 21).
В другой библейской книге читаем: «Благословен еси Боже отец наших, и благословенно имя Твое Святое и славное во веки» (Товит. 8. 5).
Книга псалмов практически вся прославляет Имя Божие. И в частности, открывает нам Духом Святым: «Будет имя eго благословено во веки, прежде солнца пребывает имя eго, и благословятся в нем вся колена земная, вси языцы ублажат eго. Благословен Господь Бог Израилев, творяй чудеса Един. И благословено имя славы Его во век и в век века, и исполнится славы Его вся земля: буди, буди» (Пс. 71. 17-19).
Имя Божие, как видишь, «вечное», «живет присно», «прежде солнца пребывает». В Новом Завете Апостол Павел пишет о Христе Спасителе: «Посему и Бог превознес Его и дал Ему имя выше всякого имени, дабы пред именем Иисуса преклонилось всякое колено небесных, земных и преисподних, и всякий язык исповедал, что Господь Иисус Христос в славу Бога Отца» (Филип. 2. 9-11). Иоанн Златоуст говорит по этому поводу: «...Эта слава выше всякой славы, – а таково значение слов: «выше всякого имени»...» (Толкование на послание к Филиппийцам. Гл. 8. 4). Следовательно, мыслить об Имени Божием, как о совечной Богу славе Его вполне благочестиво. Так учит нас Писание и святые отцы.
Очень часто в Библии Имя Божие, по смыслу высказываний, является синонимом силы и славы Божией. Что же такое сила и слава Божия, как не Сам Бог? Хотя и с этой истиной ты тоже теперь борешься вкупе со своими единомышленниками. Что естественно для вас. Ибо мыльный пузырь вашей веры, синодальное «Послание» 1913 г., носится ветром в песках другой ереси: Варлаама Калабрийского. Этот лжеучитель, подобно вам, пустословил, будто Бог есть только сущность. За что был обличён святителем Григорием Паламой и анафематствован Константинопольским Собором 1351 г.
«Имя Бога есть Сам Бог» - так написал ты и назвал это «камнем нашего учения». Да, любезнейший, воистину, это камень православного учения! Открою тебе другую великую тайну: Слово Бога  и Премудрость Бога тоже есть Сам Бог. Наверное, ты читал где-то об этом? Потому преп. Максим Исповедник не стесняется утверждать: «...Имя Бога Отца, пребывающее сущностным образом , есть Единородный Сын [Его]» (Толкование на молитву Господню).
Таково одно из значений Имени Божия. И оно абсолютно законно и православно. Другое, как было показано, заключается в том, что имя Божие, слово Божие, премудрость Божию и иные свойства Божии надлежит понимать как нетварную Божественную энергию, которая по учению Церкви, так же есть Сам Бог.
Но вернёмся к твоим обвинениям. Отчего же, бросаясь словами и утверждая, что имяславцы «вырывают из контекста» святоотеческие и библейские цитаты, ты нисколько не озаботился, чтобы показать, каким образом и где искажена нами мысль Писания или святых отцов? Не от того ли, что сам чувствуешь лживость своих обвинений? Тогда чем же они должны быть названы? Не иначе, как тем словом, которое ты относишь к нам: блудословием. Это то, чем занимаешься ты и то, чем потчуешь доверившиеся тебе души. Поэтому обрати к себе самому проповедь о духовном блуде и напрасной растрате драгоценного времени. А верным не препятствуй насладиться сокровищем, дарованным им Богом. Всё равно не удастся тебе отнять у них, как бы ты не пытался его обесчестить, «миро излиянное» Имя Господне (Песн. 1. 2)!
Алексей Лебедев
7.12.2016 г.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments