(no subject)

МАРАН - АФА

Распутной девке Ксении Собчак, со своим штабом глаголющей сдать бандеровцам омытый русской кровью православный Крым, 

трижды АНАФЕМА!

+Мартин,

архиепископ

Севастопольский

и Крымский.

28.10.17

Димитриевская

(родительская)

суббота.


(no subject)

Осеннее обострение имяборческой ереси.
Архиепископа Владимира Целищева, в прошлом советского гражданина и моряка, эмигрировавшего в США в конце 80-х, начале девяностых годов прошлого века, представлять нет необходимости. Всем, кто знаком с церковной ситуацией на пространствах бывшей Российской Империи и с многочисленными расколами в Русской Православной Церкви Заграницей, этот иерарх известен. Один из ближайших помощников Митрополита Виталия в деле воссоздания нового, православного Синода в Мансонвилле в 2001 г. Защитник старца Первоиерарха от посягательств на его свободу со стороны еп. Михаила Торонтского и синода архиеп. Лавра (Шкурлы). На том, к сожалению, все достойные публичные деяния заканчиваются. В дальнейшем — герой скандалов, знаменитый злоупотреблением властью и не только, а так же создатель карикатурной церковной организации, псевдо РПЦЗ, весьма далёкой от своего прототипа и духовно, и идеологически.
Он едва ли заслуживал бы даже упоминания о своей персоне, если бы не неожиданный демарш, касающийся исповедания Имени Божия.
Долгое пребывание в «благостном безмятежии», или, говоря по-простому, абсолютное нежелание заниматься насущными церковными проблемам, сменилось вдруг у владыки вероучительным энтузиазмом. Что же заставило его вернуться в публичное пространство и вспомнить свой семинарский запас знаний? Оказывается, полемика, развернувшаяся по поводу почитания Имени Божия в группе митр. Филарета (Семовских).
С точки зрения Владимира (Целищева), Филарет (Семовских) — раскольник.  Казалось бы, то, что происходит у «раскольника», в его «раскольничьей» среде совершенно не должно беспокоить «единственного во вселенной» главу такой же «единственной во вселенной» православной русской иерархии. Однако же, почему-то обеспокоило. То ли желание заглушить не потерянную вполне ещё православную совесть, то ли страх оказаться лицом к лицу с проблемой в своей собственной организации, возымели действие. В общем, архиеп. Владимир решил выступить с гневным обличением «имябожия» (http://www.roca-sobor.org/rus/%D0%BF%D0%BE-%D0%BF%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D0%B4%D1%83-%D0%B8%D0%BC%D1%8F%D1%81%D0%BB%D0%B0%D0%B2%D0%B8%D1%8F-%D0%B8%D0%BC%D1%8F%D0%B1%D0%BE%D0%B6%D0%B8%D1%8F).
«Никогда на моей памяти, ни в Катакомбной Церкви, ни в Зарубежной Церкви не уделялось никакого внимания ереси имябожников (или имяславцев, как они сами себя именуют), которые исповедуют совершенно неправославное учение о том, что «имя Божие – есть Сам Бог». Но только в последнее время люди советского безбожного воспитания, богословски, духовно малообразованные, в основном те, кто когда-то были в Московской Патриархии, т.е. в ереси, стали распространять это нелепое учение», - вещает архиеп. Владимир.
Подбодрим владыку: не стоит так сетовать, даже Поместный Собор 1917-1918 г.г. не стал обременять себя такими «пустяками», как выяснение церковного учения о православном почитании Имени Божия. За массой гораздо более насущных административных дел святыню Имени Божия не сочли настолько значимой, чтобы уделить ей первостепенное внимание. Вопрос просто передали в Подотдел Отдела по внутренней миссии. Тем более не обременяли себя этим в РПЦЗ, изначально возглавлявшейся самым отчаянным противником имяславия митр. Антонием (Храповицким). В Катакомбах было не столь однозначно. Там действовали убеждённые имяславцы, в том числе епископ Марк (Новосёлов). Ещё будучи мирянином, почётным членом Московской Духовной Академии, он составил превосходный разбор «Послания Священного Синода» от 18 мая 1913 г. Желающие могут ознакомиться здесь https://ispovednik.org/%d1%81%d1%82%d0%b0%d1%82%d1%8c%d0%b8/%d0%b4%d0%b0-%d0%b2%d0%be%d1%81%d0%ba%d1%80%d0%b5%d1%81%d0%bd%d0%b5%d1%82-%d0%b1%d0%be%d0%b3-%d0%b8-%d1%80%d0%b0%d1%81%d1%82%d0%be%d1%87%d0%b0%d1%82%d1%81%d1%8f-%d0%b2%d1%80%d0%b0%d0%b7%d0%b8-%d0%b5/.
Высокомерие архиеп. Владимира, однако, забавно. Мнит себя духовно «чистым» и намного более сведущим, чем любые оппоненты из числа таких же бывших граждан СССР, имея в собственном активе благочестивое семейное воспитание и среднее богословское образование в Джорданвиллской семинарии. Маловато для профессорского апломба. Да и до исповедничества подлинного, православного «американские катакомбы» как-то не дотягивают. Но предоставим ему купаться в лучах собственного величия. Он не первый и едва ли последний, кто готов записать всех несогласных с «высоким иерархическим мнением» в «проклятые невежды в законе» (Ин. 7. 49).
Владыка, конечно, несколько увлёкся, утверждая, будто бы «невежественным еретиком» был святой праведный отец Иоанн Кронштадтский... Ах да, простите, он не утверждает это прямо. Всего лишь говорит, что принадлежащая отцу Иоанну мысль «Имя Божие есть Сам Бог» - является «совершенно неправославным учением».
Но далее уже и самая обыкновенная злонамеренная клевета.
«Почти всех имябожников отличают приемы подлога и фальсификации (Лапковский, Лебедев и проч.). Например, в Священном Писании, где говорится об имени Божием, слово «имя» написано с маленькой буквы, но имябожники почти всегда напишут с большой: «Имя», цитируя ложно. Тех же, кто не согласен с этой их ересью, имябожники любят клеветнически обвинять в, выдуманном ими, «имяборчестве». Ложь, клевета, оговор в отношении православных – верные спутники доморощенных «богословов»-имяславцев».
Здесь бы резонно и спросить, где именно в цитатах «злобные имябожники» в словосочетании «Имя Божие» пишут «имя» с большой буквы? В наших цитатах всё оставлено так, как есть в оригинальных текстах. Исключение могут составить только какие-то технические огрехи, опечатки. Таковые могут быть у каждого, что совсем не повод бросаться обвинениями в «подлоге и фальсификации». Что касается наших собственных текстов, то в них, да, чаще всего мы пишем «Имя» с заглавной буквы, из уважения к Имени Божию. Но это, как должно быть понятно нашему «высокопросвещённому» обличителю, есть наше авторское право.
Про «ложь, клевету, оговор» и «доморощенное богословие» спорить не будем. Стандартный набор обвинений имяславия, начиная с митр. Антония (Храповицкого), продолжая прот. Валерием (Рожновым), А. М. Хитровым и прочими богословами рационалистами, и просто клеветниками. Кому, действительно, не плохо было бы примерить на себя все эти малопочтенные ярлыки, уже отчасти выявлено. Убедимся в этом полнее.
«Для нас, православных христиан, без всякого сомнения, имена Божии святы и священны – мы славословим и восхваляем их, благоговейно призывая себе помощь и благодать Божию. Каждый день мы осеняем себя крестным знамением и духовенство благословляет своих пасомых именем Пресвятой Троицы: «Во имя Отца и Сына и Святаго Духа». На каждой Утрене мы воспеваем: «Буди имя Господне благословенно от ныне и до века» и «Хвалите имя Господне. Алиллуия» — на полиелейной службе. Ежедневно, произнося молитву «Отче наш...», мы молимся: «да святится имя Твое».
Православный христианин — высокое звание. Записывая себя столь безоговорочно в православные христиане, его высокопреосвященство, пытается выдать желаемое за действительное. Для начала, надо было бы уяснить для себя самые очевидные вещи. Ибо для любого православного христианина очевидно, по крайней мере, что Имя Божие благодатно, заключает в себе силу Самого Бога и, естественно, является святыней вполне объективно, независимо от человеческого о ней мнения или употребления. Но разве эту несомненную истину провозгласил для Русской Церкви дореволюционный Синод и его «Послание» от 18 мая 1913 г.?! Не обратное ли тому он утверждает?! Освежим немного в памяти. Вот главная идея «Послания».
«Имя Божие есть только имя, а не Сам Бог и не Его свойство, название предмета, а не сам предмет», оно не содержит «некоей навсегда как бы заключенной в нем или к нему прикрепленной Божественной силы».Текст «Послания» архиеп. Владимир или накрепко забыл, или в его странном «православии», действительно, нет места восприятию Имени Божия как объективной и великой святыни. Устремляясь в болото рационалистических идей, он довольно неуклюже пытается богословствовать.«Призывание имен Божиих необходимо, однако, согласно учению Свв. Отцов, необходимо различать имя и сам предмет, который он обозначает. Свв. Отцы неоднократно отвергали тождественность имен и сущностей.В частности, говоря о сущности, Св. Василий Великий настаивал на том, чтобы мы своим человеческим умом (ограниченным и конечном, иногда подверженном безумию) даже не дерзали бы мыслить о сущности Бога, ибо если мы даже не знаем ничего о своей сущности, то как можем разсуждать о сущности Творца, Который Безконечен?».Смешно наблюдать, когда кто-то ломится в открытую дверь. Если такое происходит в прямом смысле, то, наверное, есть серьёзный повод для беспокойства о психическом здоровье человека, пытающегося атаковать дверной проём. К счастью, в нашем случае архиеп. Владимир атакует широко распахнутую дверь не буквально. Бремя непомерных архипастырских трудов не позволило ему углубиться в тему и узнать, что имяславию совершенно чуждо учение о том, будто имена Божии, которые мы произносим, могут как-либо выражать саму Божественную сущность (природу) и, тем более, быть тождественными с ней. Другой нелепостью является механическое перенесение различия между именем и самим предметом, заимствованное из земной реальности, в реальность Божественного бытия. Между сущностью и энергией в Боге различие совершенно иное. А именно так понимало и понимает имяславие Имя Божие, или Божественные имена: как вечную истину, то есть нетварную энергию Бога. Церковь учит, что эта энергия есть Сам Бог.  По этому поводу в частности, у св. Григория Паламы имеется следующее рассуждение:«Однако же, можно вполне согласно с благочестивым пониманием [догматов] утверждать, что Бог весь целиком посредством их (нетварных энергий. - А. Л.) причаствуется и уразумевается. Ведь Божество разделяется неделимо и не подобно телам, и не является некоей частью его благость, другой частью – мудрость, еще другой – величество или промысл. Но весь Он – Благость; весь – Мудрость; и весь – Величество. Ибо, будучи един, Он не рассекается на каждое из этих [свойств], но в каждом из них – Он весь, и посредством каждого познается всюду единовидно, просто и нераздельно пребывающим и действующим» (Собеседование православного с варлаамитом, подробно опровергающее варлаамитское заблуждение. 45).За сим в тексте доклада следует некая подборка из Священного Писания — главным образом, ветхозаветного — об Имени Божием. Проследить за мыслью столь высокоучёного иерарха не легко, поэтому понять, с какой целью приведена данная подборка, причём, в далеко не полном виде, не представляется возможным. Попробуем догадаться, исходя из следующего авторского замечания.«Ибо ты не должен поклоняться богу иному, кроме Господа (Бога), потому что имя Его «ревнитель»; Он Бог ревнитель» (Исх. 34, 14). В Библии Синодального издания 1916 года по старой орфографии имя Господа Бога «ревнитель» прописано с маленькой буквы, а не с большой». Вон ведь что! Оказывается, если имя написано со строчной буквы, а не заглавной, ничего особенного в нём и нет, так себе, не более, чем простое человеческое прозвище или кличка. Или непревзойдённая мудрость владыки снова неверно истолкована и понята нами? Хорошо, не будем гадать. Зададим только пару вопросов. Как быть с теми именами Божиими, которые всегда пишутся с большой буквы? И как быть с тем, что слово «благодать» пишется с маленькой буквы, хотя, по учению св. Григория Паламы, благодать Божия есть Сам Бог?Впрочем, не будем отвлекать его наивысочайшепреосвященство от больших дел. Поблагодарим за то хотя бы, что он обратился в своих рассуждениях к Священному Писанию и святым отцам. В группе митр. Филарета (Семовских) и этого простейшего не сумели осилить. Доказательная часть оказалась бременем непомерным даже для архиеп. Владимира. Ибо, приведённые им святоотеческие тексты не говорят ровным счётом ничего о неправоте имяславия и неправомыслии имяславцев. Бог именуется по Своим свойствам и каждое из слов, составляющих Божественные имена, заимствовано из человеческого языка, где оно выработано «примышлением», то есть  человеческой мыслью. Таковы главные идеи цитат. Всё сие верно и никто этих святоотеческих мыслей не оспаривает. Архиеп. Владимир снова штурмует открытые ворота. Что ж за напасть такая? Может быть, он, наконец, соизволит понять, в чём заключается великая истина утверждения «Имя Божие есть Сам Бог» и в чём, в связи с этим, несомненная правота имяславия?Увы, увы, не хочет ни в чём всерьёз разбираться «высокопросвещённый» владыка. Повторяет глупости про будто бы заимствованнное имяславием из еретической теории Евномия учение о выражении в именах Божиих самой неизреченной и непостижимой Божественной сущности. И снова хватается за святоотеческие тексты, направленные против евномианского лжеучения.  Не читал, наверное, толком ничего имяславского? Да нет, кое-что всё же читал.«Схимонах Иларион, книга которого «На горах Кавказа» послужила источником возникновения имяславия, утверждал: «Может ли быть что-либо без имени? Имя выражает самую сущность предмета и неотделимо от него»; «...имя Господа Иисуса Христа есть Сам Он, Господь Бог. В имени Божием присутствует Сам Бог — всем Своим Существом и (всеми) Своими бесконечными свойствами».Торжество обвинения! Коль скоро, отец Иларион говорит, что «имя выражает самую сущность предмета», значит, он явно противоречит церковному учению о непостижимости и невыразимости Божественной сущности. Однако, в действительности, это свидетельствует только о том, что отец Иларион был не вполне точен в терминологии. При желании понять автора, а не лукаво ловить его на слове, это не сложно увидеть. Что такое в понимании схимонаха Илариона «сущность предмета»? То же самое, что в богословии определяется как «природа»? Едва ли. Отец Иларион не углубляется в рассуждения о природе и её свойствах, он просто констатирует, что имена выражают некие несомненные истины о предметах. В его понимании, сущность предмета — это истина о нём. Если воспринимать дело так, то, что же противного учению Церкви сказано кавказским пустынножителем? Разве не есть безусловная истина догмат о триединстве Божества, кратко выраженный в имени Пресвятая Троица?! Или великое Имя Господь Иисус Христос не заключает в себе вечной и нетленной истины о лице Спасителя?! Кто более здесь прав, опытный делатель Иисусовой молитвы, святой жизни отшельник отец Иларион (Домрачёв) или архиепископ Никон (Рождественский), согласно которому имена в принципе, ну и Божественные, в частности, есть условность, ни материально, ни духовно не существующая?!Для отца Илариона Имя Божие — живая и несомненная реальность, Сам Бог в своей нетварной благодати, нетварной силе или энергии. Его духовный опыт настолько схож с опытом другого известного праведника, отца Иоанна Кронштадтского, что непросто бывает и отличить, где говорит сам о. Иларион, а где он цитирует о. Иоанна. В частности, цитата, использованная архиеп. Владимиром, имеет едва не дословный аналог у кронштадтского пастыря."Когда ты про себя или в сердце говоришь или произносишь Имя Божие, Господа, или Пресвятой Троицы, или Господа Саваофа, или Господа Иисуса Христа, то в этом имени ты имеешь все существо Господа: в нем Его благость бесконечная, премудрость беспредельная, свет неприступный, всемогущество, неизменяемость. Со страхом Божиим, верою и любовию прикасайся мыслями и сердцем к этому всезиждущему, всесодержащему, всеуправляющему Имени. Вот почему строго запрещает заповедь Божия употреблять Имя Божие всуе, потому, т.-е., что имя Его есть Он Сам - единый Бог в трех Лицах, простое Существо, в едином слове изображающееся и заключающееся, и в то же время не заключаемое, т.-е. не ограничиваемое им и ничем сущим" (Моя жизнь во Христе. Изд. 4-е. Ютика. Н. I. США. 1988. Т. 2, стр. 129).В такой постановке вопроса, в общем-то, нет ничего нового. Если иметь в виду одно из значений многогранного понятия «имя Божие», как слова Божия, богооткровенной истины, то Самим Христом Спасителем засвидетельствовано: «Слова, которые говорю Я вам, суть дух и жизнь» (Ин. 6. 63). Изъясняя эту истину, святитель Григорий Нисский рассуждает следующим образом:«...Богоносные святые вдохновляются силою Духа, и всякое Писание потому называется богодухновенным, что оно есть учение Божественного вдохновения. Если снять телесный покров слова, то остающееся есть Господь, жизнь и дух, по учению великого Павла и по евангельскому слову. Потому что Павел сказал, что обратившийся от буквы к Духу принимает уже не убивающее рабство, а Господа, Который есть животворящий дух, а высокое Евангелие говорит: «глаголы, яже Аз глаголах вам, дух суть и живот есть» (Ин. 6:63), как обнаженные от телесного покрова» (Святитель Григорий Нисский. Опровержение Евномия. Кн. 7. 1).

(no subject)

Весьма примечательную параллель данному высказыванию можно найти у преп. Максима Исповедника. «Слово Божие или Бог – Слово Отца таинственно присутствует в каждой из Своих заповедей, а Бог Отец естественным и неделимым образом присутствует во всем Слове. Воспринимающий божественную заповедь и исполняющий ее воспринимает в ней и Слово Божие. А воспринимающий через заповедь это Слово совоспринимает и естественно сущих в Нем Отца и [Святого] Духа, Ибо сказано: «Истинно, истинно говорю вам: принимающий того, кого Я пошлю, Меня принимает; а принимающий Меня, принимает Пославшего Меня» (Ин. 13:20). Поэтому воспринявший заповедь и исполняющий ее таинственно воспринимает [всю] Святую Троицу» (Преп. Максим Исповедник. Главы о богословии и домостроительстве воплощения Сына Божия. Сотница 2. 71).Вероятно, не нужно никому объяснять, что сказанное здесь отцами Церкви о словах Божиих и Божиих заповедях приложимо вполне и к именам Божиим. Слишком очевидная аксиома. Следовательно, повторяя Евангелие и святых отцов, вполне правильно и православно будет утверждать, что имена Божии заключают в себе таинственное присутствие Божие, а будучи «обнажены от телесного покрова» человеческих слов, они есть «дух и живот», то есть Сам Господь Бог в Своей нетварной силе и славе! Архиеп. Владимир предусмотрительно не пытается коснуться богословской стороны учения святителя Григория Паламы о силе и славе Божества, о Его нетварной энергии. Богословы группы митр. Филарета (Семовских) не удержались от такого соблазна и наеретичествовали от души. Что и понятно: ибо православное учение о нетварных божественных энергиях подрывает самое основание имяборчества. «...Божии выступления и энергии, осуществления, оживотворения, умудрения и тому подобное, суть нетварные промыслы (προνοιαι) и благости Бога, и они суть Сам Бог, хотя и не по сущности...», - так учит сам Палама  (О Божественном соединении и разделении. 15). Церковью, на основании этого учения, принят анафематизм против тех, кто отказывается считать, что имя «Бог» принадлежит Божественным энергиям в не меньшей степени, чем Божественной сущности (5-й анафематизм Константинопольского Собора 1351 г.).
Пишущий эти строки неоднократно отвечал на имяборческие аргументы, показывая, что выражение «Имя Божие» в Священном Писании сплошь и рядом употребляется как синоним силы и славы Божией (например, молитва Манассии, где Имя Божие оказывается запечатывающим бездну, или имя, «выше всякого имени» (Флп. 2. 9), которое Бог благоволил дать Спасителю мира).  То есть, слово Божие под Именем Божиим понимает Его нетварную Божественную энергию. Это необходимо отметить как ещё одно значение понятия «Имя Божие». И в этом смысле оно тоже есть Сам Бог, согласно учению Церкви.
И, наконец, важнейшее значение, о котором говорит преп. Максим Исповедник: «...Имя Бога Отца, пребывающее сущностным образом, есть Единородный Сын [Его]» (Толкование на молитву Господню).
В двух последних значениях, т. е. энергии Божией и одного из наименований Единородного Сына Божия, Имя Божие есть Бог без всяких оговорок. В третьем значении — с той оговоркой св. Григория Нисского, о которой было сказано выше: Богом являются не слова, звуки и человеческие мысли («телесный покров слова»), а то, что они отображают и являют — превышающие человеческий разум нетленные, вечные Божественные истины.
Что препятствовало или препятствует именно так понимать Имя Божие? Ответ едва ли можно отыскать в плоскости логики и ясно выраженного святоотеческого учения. В этом случае уместно констатировать такое состояние духовного омрачения, которое архиеп. Владимир верно определил как одержимость бесовской энергией, но неверно отнёс к имяславцам. Всё как раз наоборот! И вот лишнее тому доказательство.
Тщательно собирая из имяборческих свидетельств разного рода сплетни об имяславцах, он не удосуживается хоть немного подвергнуть их критическому анализу и проверке. В результате, повторяет, например, клеветническую чепуху схиархиепископа Петра (Ладыгина) об о. Антонии (Булатовиче). Чего стоит одно только утверждение, будто Александр Ксаверьевич Булатович, будучи командиром кавалерийского эскадрона, в русско-японскую войну по ошибке изрубил и покалечил 2000 русских солдат. Не воевал о. Антоний в русско-японскую войну. Он вышел в отставку в 1903 г. Вышел, имея награды:  орден Святой Анны 2-й степени с мечами,  орден Святого Владимира 4-й степени с мечами и бантом, Орден Почётного легиона (за спасение французского гражданина). В период Первой мировой войны к ним добавился наперстный священнический крест на георгиевской ленте. Это — за то, что не редко сам водил солдат в атаку. Принадлежность Александра Булатовича к партии левых эсеров вообще анекдот! Когда бы он, будучи мирским человеком, успел побывать у появившихся в ноябре-декабре 1917 г. левых эсеров?! К тому времени он уже давно был иеромонахом. Осенью 1916 г. вернулся с фронта, с расстроенным здоровьем и занимался церковными делами, а никак не политикой. Столь же «правдоподобны» и все прочие обвинения. В действительности, о. Антоний был весьма заслуженным человеком в миру, настоящим боевым офицером, отважным путешественником, исследователем Эфиопии. Перед ним открывались блестящие мирские перспективы и возможности военной карьеры. Всё это он поменял на монашеские одеяния и возможность жить и трудиться на Святой Афонской Горе. Даже в советские времена, когда отношение к религии и «попам» было резко враждебным, «русскому путешественнику, исследователю Африки» Александру Ксаверьевичу (Булатовичу) поставили в родной Луциковке памятник! До чего честнее и благороднее оказались советские безбожники, нежели иные верующие имяборцы!
Такой же карикатурный и неправдоподобный образ приписывает архиеп. Владимир архимандриту Давиду (Мухранову). Естественно, тоже со слов имяборцев. Желающие могут сами для себя составить представление об афонской смуте и действиях разных лиц из более или мене объективных источников. В качестве таковых можно указать на труды не имяславца, митрополита Московской патриархии Илариона (Алфеева): «Священная тайна Церкви» и его же подборка архивных материалов «Дело об афонских монахах» в Канцелярии Святейшего Синода Российской Церкви» (Богословские труды №39, №40, №41) http://www.btrudy.ru/archive/archive.html.
В истории о. Давида (Мухранова) есть весьма характерная деталь. Архиеп. Владимир пишет:
«На этом основании – неправославности учения имябожников Священный Кинот Св. Горы Афона подверг запрещению возглавителя движения имяславцев иеросхимонаха Антония (Булатовича) и архимандрита Давида «как злославных», а также отлучил от Церкви весь Андреевский скит.Константинопольский Патриарх Герман V-й утвердил это решение Кинота Высшей Церковной Властью Константинопольского Патриархата. В грамоте от 5 апреля 1913 года, которую Патриарх Герман V-й отправил на Афон, учение имяславия объявлялось пантеизмом».Вроде бы, всё гладко, да ясно: «еретик» игумен Давид отлучён Кинотом Афона и патриархом Германом V. Дальше, по закону жанра, конечно же, и по канонам тоже, он должен отречься от ереси и принести покаяние. Отец Давид, действительно, приносит покаяние, но вовсе не в «ереси», а в участии в беспорядках в Андреевском скиту. Патриарх удостаивает его личной аудиенции и благостно позволяет удалиться снова на Афон, под тем условием, что о. Давид не будет вмешиваться в дела управления. И всё! (См. Иеромонах Антоний (Булатович). И паки клевещет на ны ритор Тертилл. http://www.pravoslav.de/imiaslavie/antony/tertill.htm. А так же: Православная энциклопедия.  http://www.pravenc.ru/text/168502.html).  Насколько же серьёзным считал сам патриарх Герман V обвинение в мнимой ереси и насколько руководствовался в афонских делах принципом защиты веры, коль скоро позволил тому, кто, с его точки зрения, был еретиком, оставаться при собственном заблуждении, без отречения от такового?! Очевидно, что никто серьёзно к имяславским спорам в Константинопольской патриархии не отнёсся. Богословы Халкинской школы так откровенно и заявили, что «Апологии» о. Антония (Булатовича) не читали, книги «На горах Кавказа», очевидно, тоже, а судили обо всём на основании каких-то листовок. Имяславцев не вызвали и не выслушали (См. Святое Православие и именобожническая ересь. Харьков. 1916. Стр. 33-36. https://drive.google.com/file/d/0B00lXDXp8X6qN1VLb2Q1M2V1S1k/view). Но как такое могло быть, когда обсуждался догматический вопрос?! Такое могло быть лишь в том случае, когда судейство заведомо предвзято и преследует какие-то сторонние цели, но не выяснение истины. То же самое мы видим в поведении современных имяборцев. Никто, практически, не пытается разобраться и понять, что, в действительности, исповедует имяславие, какой смысл имеет знаменитое высказывание отца Иоанна Кронштадтского: «Имя Божие есть Сам Бог», как учили святые отцы об Имени Божием.И причина, по-видимому, та же, что и у константинопольской иерархии начала XX века: современных архиереев из самых разных групп интересует, прежде всего, не вероучительная истина, а другие, вполне рациональные и материальные вещи. Например, сохранение видимости своей «единственно законной» преемственности с РПЦЗ. Надо выглядеть перед всеми, что мы-де «та самая, истинная и каноничная» Зарубежная Церковь. Поступишься здесь чем-нибудь, даже из весьма спорного исторического наследия, и рискуешь имидж потерять. А то и, вообще, судебные иски от РПЦЗ (МП) получить. И тогда прощай имущество. До богословия ли, при таком раскладе?!
Нет, не будет ни преувеличением, ни оскорблением, с нашей стороны, сказать, что поведение таких иерархов есть духовный разбой и крысятничество. Растаскивая по своим норам достояние Русской Церкви, получая от православных русских людей уважение и архиерейские почести, они без всякого зазрения совести созидают своё личное благополучие, нисколько не беспокоясь ни о русском народе, имя которого присутствует в названии собственной их организации (или — организаций, если иметь в виду не только целищевский синод), ни даже о насущных церковных делах.
Не понимают, бедные, что обманываясь сами и обманывая других, они и со стороны выглядят жалко, смешно, не убедительно, и изнутри труха сплошная, будучи лишены той благодатной силы, которая как светильник сияет в Истинной Церкви.
Словно фокусник из рукава, в конце своего доклада архиеп. Владимир выкладывает самый весомый, как ему кажется, аргумент.
«И, наконец, последний авторитетный аргумент против советских имябожников. Я специально спрашивал Блажен. Митрополита Виталия по поводу имябожия (имяславия). Владыка Виталий ответил: «Имябожие – неправославное учение».
Что бы, интересно, мог ответить на так сформулированный вопрос блаженный старец Митрополит Виталий?! И многое ли было ему известно из истории и богословской проблематики имяславских споров? Наверняка, не многое. А если бы вернуть его в наши дни, здоровым и с ясным умом, и тогда рассказать не имяборческие байки, а подлинную суть дела, каков был бы ответ нашего Первоиерарха?
Оставим это вопросом, потому что ответ, конечно, не известен никому. Зато подлинно известно, что каждый из нас ответственен за те духовные знания, которые даны Богом. В наш информационный век доступность святоотеческих трудов и правдивых исторических знаний стала существенно иной, нежели даже 10-15 лет назад. Теперь не нужно иметь собрание редких и дорогих книг дома, не нужно посещать общественную библиотеку. Святоотеческая сокровищница духовной мудрости и духовного опыта в несколько кликов мышью может оказаться на экране монитора у любого желающего. Громадное преимущество и громадное удобство. Правда, и ответственность такая же.
Поэтому важно, да и не так, в сущности, сложно, разобраться в богословском споре столетней давности. Даже не перелопачивая горы информации, не углубляясь в чтение святых отцов и изучение афонских событий начала XX века, в основных чертах будет понятно, кто отстаивает православное вероучение, а кто является еретиком имяборцем. Достаточно просто сопоставить, кто и как верует в Имя Божие.
1. Священный Синод Российской Церкви в 1913 г.
Приказал веровать в «святое, достопоклоняемое, вожделенное», но обыкновенное, безблагодатное имя. Как такое диковинное сочетание возможно — осталось богословской загадкой.
2. Группа архиеп. Владимира (Целищева).
Не верует никак.
В разбираемом ныне докладе главы этой организации только безудержная критика. Положительное учение об Имени Божием отсутствует. Как и в «Послании» Святейшего Синода от 18 мая 1913 г., Имена Божии награждаются красивыми эпитетами, как «святые и священные», однако в качестве православного учения ровным счётом ничего не предлагается.
3. Группа митр. Филарета (Семовских).
Считает Имя Божие «понятием, освящаемым Богом». Т. е. верует в «понятие».
При всей абсурдности такого определения, всё же налицо некий прогресс. Имя Божие представляется в виде хоть какой-то «освящаемой» реальности.
4. Православная Церковь.
«И рече бог к моисею, глаголя: аз есмь [сый]. И рече: тако речеши сыном израилевым: [сый] посла мя к вам. И рече бог паки к моисею: тако речеши сыном израилевым: господь бог отец наших, бог авраамов и бог исааков и бог иаковль, посла мя к вам: сие мое есть имя вечное и память родов родом...» (Исх. 3. 14-15).
«...Но живу аз, и присно живет имя мое, и наполнит слава господня всю землю...» (Числ. 14. 21).
«Будет имя его благословено во веки, прежде солнца пребывает имя его: и благословятся в нем вся колена земная, вси языцы ублажат его» (Пс. 71. 17).
«Знамения же веровавшим сия последуют: именем моим бесы ижденут: языки возглаголютъ новы: змия возмут: аще и что смертно испиют, не вредит их: на недужныя руки возложат, и здрави будут» (Мк. 16. 17-18).
«Тогда петр, исполнився духа свята, рече къ ним: князи людстии и старцы израилевы,
аще мы днесь истязуеми есмы о благодеянии человека немощна, о чесом сей спасеся,
разумно буди всем вам и всем людемъ израилевым, яко во имя иисуса христа назореа, егоже вы распясте, егоже бог воскреси от мертвых, о сем сей стоит пред вами здрав: сей есть камень укореный от вас зиждущих, бывый во главу угла, и несть ни о единемъ же инем спасения: несть бо иного имене под небесем, даннаго в человецех, о немже подобает спастися нам» (Деян. 4. 8-12).
«Темже и бог его превознесе и дарова ему имя, еже паче всякаго имене, да о имени иисусове всяко колено поклонится небесных и земных и преисподних, и всяк язык исповесть, яко господь иисусъ христос в славу бога отца» (Флп. 2. 9)
«...Бог, будучи невидимым и непостижимым, неисследимым и неописуемым, бесстрастным, бессмертным, единым Царем царствующих и Господом господствующих, не имеет ничего общего ни с ангелами, ни с людьми и ни с каким другим творением; потому что Он есть Творец, а все прочее твари, Он Промыслитель, а все прочее находится под Его промышлением. Итак Бог находится вне всякой сотворенной твари и потому имя Его не имеет ничего общего ни с чем» (Деяния Вс. Соб. Т 7. VII Вс. Соб. Из правил шестого вселенского собора, правило 22-е. «Как следует понимать, что имени Божия нельзя ни смешивать, ни обобщать ни с чем, – и как должно смотреть на всякое пророческое изречение, порицающее идолов»).
«ИСПОВЕДУЕМ ЛИ МЫ СВЯТОСТЬ ИМЕНИ БОЖЬЕГО?Имя Божие свято и, без сомнения, свято само в себе. «Свято имя Его» (Лк.1:49).КАК ИМЯ БОЖИЕ МОЖЕТ ЕЩЁ И СВЯТИТЬСЯ?Оно может еще святиться в людях, т.е. вечная святость Его в них может являться.КАКИМ ОБРАЗОМ ИМЯ БОЖИЕ МОЖЕТ СВЯТИТЬСЯ?Происходит это следующим образом. Во-первых, когда мы, имея в мыслях и в сердце имя Божие, так живем, как требует Его святость, и такой жизнью прославляем Бога; во-вторых, когда, видя нашу добрую жизнь, и другие прославляют Бога. «Тако да просветится (так да светит) свет ваш пред человеки, яко да видят ваша добрая дела, и прославят Отца вашего, Иже на Небесех» (Мф.5:16)» (Митрополит Филарет (Дроздов). Пространный Православный Катeхизис Православной Кафолической Восточной Церкви. Часть третья. О Надежде. О Молитве Господней. О первом прошении).«Боже, во имя Твое спаси мя». Просит, чтобы спас не иным чем, но именем Своим. Поелику призываю имя Твое, то этим самым именем даруй мне спасение» (Святитель Афанасий Великий. Толкование на псалом 53).«Свято по естеству имя Божие, говорим ли мы то, или не говорим. Но, поелику в согрешающих иногда оскверняется, по оному: «вами имя Мое всегда хулится во языцех» (Ис. 52; 5 Рим. 2: 24). Для того молимся, чтобы в нас имя Божие святилось: не потому, что будто, не быв святым, начнет оно быть святым, но потому, что в нас оно святым делается, когда сами освящаемся и достойное святыни делаем» (Святитель Кирилл Иерусалимский. Огласительные и тайноводственные поучения. Москва. 1900. Репринт. Австралийско-Новозеландская епархия РПЦЗ. 1991. Стр. 333).«Этому имени нет ничего равного; оно всегда дивно: «Имя твое, – говорится, – как разлитое миро» (Песн.1:2). И кто произнес его, тот Вдруг исполнился благоухания. «Никто не может назвать Иисуса Господом, как только Духом Святым» (1 Кор. 12:3). Вот как столь много совершается этим именем! Если слово: «Во имя Отца и сына и Святого Духа» (Мф.28:19) ты произнес с верой, то ты все совершил. Смотри, сколько ты сделал: ты воссоздал человека, и произвел все прочее, в таинстве крещения» (Святитель Иоанн Златоуст. Толкование на Послание к Колоссянам. 9. 2).«Слова человеческие текучи и пусты. Слово же Божие есть живое и действенное. Равным образом и истина Божия есть паче ума и слова человеческого, Бог непреложный, сый и живый» (Преподобный Симеон Новый Богослов. Слово 62).«Рим.1:5. через Которого мы получили благодать и апостольство, чтобы во имя Его покорять вере. Заметь признательность. Ничего, говорит, нет нашего, но все получено нами чрез Сына... Благодать получили «покорять вере все народы» мы, – не я один, но и прочие апостолы: ибо Павел не обошел всех народов; разве скажет кто-нибудь, что если не при жизни, то по смерти он ходит ко всем народам через послание. А веровали бы, слыша об имени Христа, а не о сущности Его; ибо чудеса творило имя Христово, и оно само требует веры, потому что и его нельзя постигнуть разумом» (Блаженный Феофилакт Болгарский. Толкование на Послание к Римлянам святого апостола Павла. 1. 5). "Сие спасительное имя Иисус прежде всех веков, в Троическом Совете, было предуготовано, написано и до сего времени было хранимо для нашего избавления, теперь же, как бесценный жемчуг, принесено было из небесной сокровищницы для искупления человеческого рода и открыто всем Иосифом. В этом имени открыты безвестная и тайная премудрости Божией (Пс. 50,8). Это имя, как солнце, озарило своим сиянием мир, по слову пророка: Возсияет вам, боящимся имене Моего, Солнце правды (Мал. 4,2). Как благовонное миро, оно напоило своим ароматом вселенную: миро, — сказано в Писании, — излияное имя Твое (Песн. 1,2), не в сосуде оставшееся миро — имя Его, но вылитое. Ибо пока миро хранится в сосуде, до тех пор и благовоние его удерживается внутри; когда же оно прольется, то тотчас наполняет воздух благоуханием. Неизвестна была сила имени Иисусова, пока скрывалась в Предвечном Совете, как бы в сосуде. Но как скоро то имя излилось с небес на землю, то тотчас же, как ароматное миро <...> наполнило вселенную благоуханием благодати, и все народы ныне исповедуют, яко Господь Иисус Христос в славу Бога Отца (Фил. 2,11)." (Димитрий Ростовский. Слово на Обрезание Христово. Жития святых, изложенные по руководству Четьих-Миней св. Димитрия Ростовского. Книга пятая. М, 1904. С. 6-7).
"Имя Божие само в себе как свято, так и славно и препрославлено, и потому от нас не требует прославления. И как солнце, хвалят его или хулят, всегда светло само в себе пребывает и лучи света своего во всю поднебесную испускает, так и имя Божие, славится ли, или хулится человеками, — всегда равно, всегда славно, свято и страшно пребывает, и лучи славы своей издает. Издает в созданиях, ибо «небеса проповедуют славу Божию» (Пс.18:2), и «вся земля полна славы Его» (Ис.6:3). Издает в дивных и страшных делах Его, преславных чудесах Его. И потому слава имени Его как от хуления человеческого не умаляется, так и от прославления не умножается. Ибо слава имени Божия вечна, бесконечна и неизменна, как и Сам Бог, и потому ни умножиться, ни умалиться в себе не может <...> Великое имя Божие заключает в себе Божественные Его свойства, никакой твари не сообщаемые, но Ему единому принадлежащие, как-то: единосущие, присносущие, всемогущество, благость, премудрость, вездесущие, всеведение, правда, святость, истина, духовное существо, и прочие. Эти собственные свойства открывает нам Святой Дух в Своем Слове, и по-разному изображает их ради просвещения нашего и прославления имени Божия». (Тихон Задонский. Об истинном христианстве, кн. 2, ст. 3, гл. 2, § 313—314).
"Имя Божие есть Сам Бог. Потому говорится: "не приемли Имени Господа Бога твоего всуе" (Исх. 20,7). Или: "защитит тя Имя Бога Иаковля" (Пс. 19,2). Или "изведи из темницы душу мою, исповедатися Имени Твоему". (Пс. 141,8). Как Господь есть препростое Существо, препростый Дух, то Он в одном слове, в одной мысли — весь всецело, и в то же время — везде, во всей твари. Потому призови только имя Господне: ты призовешь Господа - Спасителя верующих, и спасешься. "Всяк, иже призовет Имя Господне, спасется" (Деян. 2, 21). — "Призови Мя — имя Мое — в день скорби твоея, и изму тя, и прославиши Мя" (Пс. 49,15) (Святой праведный отец Иоанн Кронштадтский. Моя жизнь во Христе. Изд. 4-е. Переиздано в Ютика, Н. I., США. 1988. Т. 2, стр. 310).5. Имяславцы.«По выражению Свв. Отцев: Имя Божие — есть Сам Бог, разумеется, что имя Божие есть выражение самой Истины, и что имя Божие — неотделимо от Бога, и в таком разуме говорится: имя Божие — есть Сам Бог» (Соборное рассуждение о Имени Господа нашего Иисуса Христа в пустыни Новая Фиваида на Афоне. Забытые страницы русского имяславия. Паломник. 2001. Стр. 28 http://afanasiy.net/zabytye-stranycy-russkogo-ymiaslavyia).
«Мы, нижеподписавшиеся афонские иноки, безвинно обиженные. В дополнение нашего прошения, поданного 15 октября 1917 г. во Всероссийский Церковный Собор, приносим слезную жалобу на архиепископа Никона, бывшего члена Св. Синода, который совершил над нами неслыханное в истории Церкви издевательство, поругание, избиение и изгнание из святых обителей, в силу своего самопроизвольного распоряжения, по несправедливому обвинению нас настоятелями Мисаилом и Иеронимом в том, [что] якобы мы, почитая имя Господа нашего Иисуса Христа самим Богом, обожествляем имяначертание и имязвучие имени Божия, то есть письменное изображение и идею человеческого слова. Такое нас обвинение настоятелями есть сущая клевета. Исповедуя веру во имя Божие, мы, в произношении имени Иисус Христова, разумеем не другое что, как Самого Господа. Того почитаем истинным Богом, кого именуем Иисусом Христом. Так мы понимаем и исполняем заповедь небесного Бога Отца о вере во имя Сына Его Иисуса Христа; как возвещает нам святый апостол Иоанн Богослов говоря: И сия есть заповедь Его (Бога Отца) да веруем во имя Сына Его Иисуса Христа (1-е пос. 3, 23). А так же и слова блаженного Феофилакта, который говорит, что имя Иисуса Христа есть Бог, равно как и имя Отца и имя Святаго Духа...Имя Божие есть не только имя, как утверждает Синодальное послание. Оно есть непостижимое Божие Величие, заключающее в себе Божественные Его свойства. Именем Божиим совершаются спасительные таинства. Им содержится весь мир. Призыванием имени Божия очищаемся от грехов, освящаемся и спасаемся (Рим. 10, 13). Оно непостижимо и требует веры. И Его должно исповедовать самим Богом и почитать Боголепно (Свт. Иоанн Златоуст и свят. Тихон Задонский)» (Жалоба афонских иноков во Всероссийский Церковный Собор. Забытые страницы русского имяславия. Стр. 323-325).«Ныне наступает давно ожидавшийся час соборного рассмотрения происшедшего на Святой Горе спора об Имени Господнем, и от Священного Собора ожидается решение: I. Подобает ли Имени Божию воздавать БОГОЛЕПНОЕ почитание или, как выразился святитель Тихон Задонский, "отдавать всякое почтение как САМОМУ БОГУ", не отделяя в сознании своем Имя Божие от Бога, или же только ОТНОСИТЕЛЬНОЕ, как того требует от нас Святейший Синод указом от 29 августа 1913 года. II. Подобает ли Имя Божие почитать за БОЖЕСТВЕННОЕ ОТКРОВЕНИЕ, и в этом смысле за БОЖЕСТВЕННУЮ ЭНЕРГИЮ И БОЖЕСТВО, или довлеет его считать только словесным СИМВОЛОМ тварного происхождения, и только напоминающим о Боге. III. Подобает ли верить в ДЕЙСТВЕННУЮ СИЛУ Имени Господня в таинствах, в чудесах и в молитве, или видеть в нем ПРОСТОЕ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ СЛОВО, никакой Божественной СИЛЫ В СЕБЕ НЕ ИМЕЮЩЕЕ и не дающее именующему реального соприкосновения с Самим Богом. Так как нас с самого начала спора несправедливо обвиняли, будто мы обожествляем "САМОЕ" тварное имя по внешней его стороне, и даже будто "ОТОЖДЕСТВЛЯЕМ" это "САМОЕ" имя "С САМОЙ СУЩНОСТЬЮ" Сущего и "СЛИВАЕМ" с ней, то мы считаем долгом еще раз заявить, что мы никогда не обожествляли "самого имени" и никогда ни в одном исповедании нашем не выражались, будто "САМОЕ ИМЯ - БОГ", но во всех наших исповеданиях, начиная с 1909 года, совершенно определенно говорили, что, называя вместе с отцом Иоанном Кронштадтским Имя Божие "Самим Богом", мы это делаем в том же смысле, как и отец Иоанн Кронштадтский, веруя в НЕОТДЕЛИМОЕ ПРИСУТСТВИЕ Бога во Имени Своем, но не в смысле обожествления самого тварного имени по внешней его стороне и отвлеченно от Бога. Ибо если Бог сознается нами присутствующим во Имени Своем, то и мы должны относиться к Имени Его как к Нему Самому. Неповинны мы также и в приписываемом нам патриаршей грамотой от 5 апреля 1913 года "ИПОСТАСНОМ ОТОЖДЕСТВЛЕНИИ САМОГО ИМЕНИ ИИСУС с Самим Иисусом". Неповинны мы и в приписывании Имени Господню магической силы и в мнении, будто эта сила кроется в произношении самого звукового сочетания. Но с самого начала мы неуклонно повторяли, что если мы допускаем называть Имя Божие Самим Богом, то не по внешней звуковой его стороне, но понимая его как Божественное откровение, за которым Церковь признает достоинство Божества и, согласно с катехизисом, который поэтому о Имени Господнем говорит, что оно - "Свято САМО В СЕБЕ", или как выразился святитель Кирилл Иерусалимский — "Имя Божие ПО ЕСТЕСТВУ СВЯТО", и Иоанн Златоуст — "что оно ЧУДНО ПО СУЩЕСТВУ своему, ЭТО НЕСОМНЕННО". Но наши противники непонятным для нас образом превращали совершенно православное почитание Имени Божия в Самого Бога и выражение наше "Имя Божие — Сам Бог" — в неприемлемое и для нас утверждение: "САМОЕ ИМЯ — Бог", чего мы никогда не говорили. Противники приписывали нам мнение, будто мы отвлеченно взятое, вне связи с Лицом Богочеловека, САМОЕ имя Иисус считаем Богом, даже тогда, когда его носили сыны: Сирахов, Иоседеков и Навин... Есть у Бога и посвященные Ему рукотворенные святыни на земле, которые сделались Святынями не сами по себе, не по естеству своему, но ради того, что люди посвятили их Богу призыванием над ними Имени Господня, и они ради этого сделались "Божиими", и Бог признал их, ради призывания Имени Его над ними, Своими и освятил их. Но Имя Божие не люди изобрели и посвятили Богу, но Сам Бог открыл его о Себе и Сам его Себе присвоил и тем освятил, почему и невозможно отделить Имя Божие от Бога ни в нашем сознании (ибо сознательно наименовав Имя Господне, мы не можем не знать, что имеем в виду наименовать Самого Бога, а не иное что), ни в отношении к Богу, ибо Бог всегда признает Имя Свое принадлежащим Себе и, присутствуя везде нераздельно и непостижимо всем существом Своим, благодатно и могущественно проявляет Себя в этом ДОСТОЯНИИ Своем....И одних слов Божиих, сказанных в Ветхом Завете: "Живу Аз и ПРИСНО ЖИВЕТ ИМЯ Мое" (Числ. 14, 21), и слов Господа нашего Иисуса Христа — "ИМЕНЕМ МОИМ бесы ижденут" (Мк. 16, 17) было бы достаточно для признания Церковью необходимости почитать Имя Господне БОГОЛЕПНО, как Его ЖИВОЕ СЛОВО, а не считать его за обыкновенное человеческое, почитать его как Его БОЖЕСТВЕННУЮ СИЛУ, а следовательно, как Его ЭНЕРГИЮ И БОЖЕСТВО, а не считать его за тварь... Имя Его — "ПРИСНО ЖИВО", а следовательно, к тварным словесным символам ни в коем случае отнесено быть не может, но должно необходимо быть признанным ЖИВЫМ И ВЕЧНЫМ ГЛАГОЛОМ ЕГО ОТКРОВЕНИЯ, а следовательно — ЭНЕРГИЕЙ Его. Также и в Новом Завете: если Сам Господь говорит, что "ИМЕНЕМ" Его будут изгоняться бесы, то какой же православный может осмелиться противоречить прямому смыслу этих слов, никакой притчи в себе не заключающих и никакого перетолкования не допускающих, и наперекор Господу утверждать, что "НЕ ИМЕНЕМ" изгоняются бесы, а чем-то другим... Если же, по свидетельству Самого Бога, Имя Его "ПРИСНО ЖИВО" и есть Его СИЛА, то из этого необходимо следует, что оно есть Его ЭНЕРГИЯ (понимай по внутренней, таинственной его стороне, а не в смысле букв и звуков или отвлеченной идеи). Но если оно есть Его Энергия, то Церковь на Константинопольских соборах XV века признала Божество всякой Божественной энергии и предала анафеме Варлаама и всех единомысленных ему, не признавших этого. Имя Господне дано нам как средство для реального соприкосновения С САМИМ БОГОМ, как луч Его Божественного Света для озарения нашей души, с самых первых дней существования Церкви, со времен Эноса, "иже звати Имя Господне". По тому самому и Господь Иисус Христос положил первым прошением в молитве Господней "да святится ИМЯ Твое", заповедал крестить "ВО ИМЯ", просить всего "ВО ИМЯ". Все это не допускает возможности ограничивать значение Имени Господня в деле благочестия, приравнивая его лишь к с словесному символу, от которого тайна нашего богообщения существенно зависеть не может, но заставляет нас видеть во Имени Господнем НЕОБХОДИМЕЙШЕЕ И РЕАЛЬНОЕ божественное звено, служащее для нашего соединения с Богом, РЕАЛЬНЫЙ И БОЖЕСТВЕННЫЙ ЛУЧ ЕГО ОТКРОВЕННОГО СВЕТА, в котором мы можем созерцать, по мере чистоты нашего сердечного ока, и трисолнечное Солнце-Бога» (Обращение исповедников Имени Господня к суду Священного Собора. 1 августа 1918 г. http://www.pravoslav.de/imiaslavie/dok_mater/obrash_isp.htm).Итак, имяславие верит в Имя Божие как Самого Бога. Всякому человеку, именующему себя православным христианином, предоставляется возможность сравнить и выбрать, какая вера в Имя Божие более согласна с учением Церкви Христовой:как простое, безблагодатное человеческое слово;как человеческое «понятие, освящаемое Богом»;как только словесную икону Бога, имеющую такое же относительное и временное значение, что и прочие вещественные символы и святыни;как вечную силу и славу Божества, Его истину, Его слово, то есть нетварную Божественную энергию, или — Самого Бога, согласно с учением святителя Григория Паламы.  Ответ, кажется, очевиден. Но дай Бог всем выбрать именно этот ответ, единственно правильный и, как следствие, единственно спасительный!Алексей Лебедев. 21.10.2017 г.

(no subject)

Ваше Высокопреосвященство !
Благословите добавить к моей статье в "Архиерейском вестнике" небольшое , но важное дополнение:
амосовский собор фактически объявил еретиком митрополита Анастасия Грибановского, так как он придерживался
мнения о царе-искупителе:

«Убийство оставленного всеми беззащитного русского монарха, — говорил глава Русской Зарубежной Церкви митрополит Анастасий в своей проповеди в храме-памятнике в Брюсселе в 1949 г., — вместе с супругою и юными детьми будет всегда стоять тяжелым укором пред совестью всего мира. <...> Настанет время, когда человечество поймет, наконец, что наши царственные страстотерпцы и все, кто последовал по их пути, будучи умерщвлены за свидетельство Правды Божией, принесли себя в жертву очищения за грехи всего современного мира, погрязшего во лжи и неправде»
Кострюков А. А. К вопросу о подготовке канонизации царской семьи в Русской Зарубежной Церкви. // Вестник Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета. Серия 2: История. История Русской Православной Церкви. — № 52 (3). — 2013.

С любовью во Христе
--
Alexander Zubakhin

Буква убивает.

Боцман Целищев залез на капитанский мостик тонущего по его командам корабля РПЦЗ и рявкнул в рупор на имяславцев за то что то, что слово Имя пишут с большой буквы, чего нет в Библии. Что может адекватнее этого вопля выражать душу существа, воспитанного в традициях безбожного ликбеза? Ведь при тотально-атеистическом иге в СССР слово Бог печатали именно с маленькой буквы!

Читатель не мог не заметить не только ляпсусы Целищева, но и то, что, когда наши авторы собираются в церковь на страницах «Архиерейского вестника», между ними бывают разделения, разномыслия. Этому, по словам апостола Павла (1 Кор.11,17) надлежит быть дабы открылись между ними искусные .

Следуя наставлению апостола языков, предоставляем возможность выразить свои мысли по поводу тех или иных явлений той и другой стороне.


По поводу заметки А. Зубахина о царебожничествеКонечно же достойны порицания имяборческие деяния амосовского лже-собора, последовавшего за Варлаамом Калабрийским и возвысившего свой голос, чтобы впервые за 100 лет опять хулить святейшее Имя Господне, смешивая Его с тварью. И последовавшее «лишение» Владыки Мартина духовного сана новыми варлаамитами есть не более чем пустая болтовня богохульников, а также перевод ими писчей бумаги и засорение интернет-пространства лишними килобайтами. Пройдет время, и за первенство повторного провозглашения хулы на Имя Господне от этой группы В ЧИСЛЕ ПЕРВЫХ не останется камня на камне, как почти что не осталось, от официальной церкви, взявшейся в 1913 году хулить Имя Господне, а также от Российской Империи, в которой эта официальная церковь была одним из Государственных министерств – «Ведомством православного исповедания». Причем согласно статье 64 главы 7 Свода основных государственных Законов Российской Империи, «Император, яко Христианский Государь, есть ВЕРХОВНЫЙ защитник и хранитель Догматов господствующей (Православной) веры, и блюститель правоверия и всякого в Церкви святой благочиния».Понятное дело, что православные царства от заурядных причин не рушатся. Так от чего же в действительности рушатся православные царства, ибо изменников и предателей и всяких обстоятельств во все времена хватало? Ответ на этот вопрос нам дает преподобный Иосиф, игумен Волоцкий, в своей книге «Просветитель». Преподобный учит: «Всем, кто любит Христа, следует проявить большое усердие и старание, чтобы и мы не погибли так, как погибли Армянское, Эфиопское и Римское царства. Ведь они погибли по небрежению тогдашних православных царей и святителей, и за такое небрежение эти цари и святители будут осуждены на Страшном Суде Христовом» (Преподобный Иосиф Волоцкий. Просветитель. Издание Иосифо-Волоцкого ставропигиального монастыря, 2006. С. 379-380). Таким образом, по святому Иосифу Волоколамскому, причиной гибели православных царств является небрежение царей и святителей, которые и несут за это основную вину, за которую они будут осуждены на Страшном Суде Христовом. Потому что именно цари и святители обязаны были сохранить в чистоте православную веру в своих царствах, но не выполнили своей миссии, возложенной на них Богом, и привели тем свои царства к погибели.Зададимся вопросом, а соответствует ли это учение преподобного Иосифа евангельскому Христову учению? Ответ на этот вопрос дает нам Сам Христос, свидетельствующий: «От всякого, кому дано много, много и потребуется, и кому много ВВЕРЕНО, с того больше ВЗЫЩУТ» (Лк. 12, 48). А кому же Богом было много ВВЕРЕНО в Российской Империи и кто есть те люди, с которых по слову Господню больше ВЗЫЩУТ за то, чтопроизошло в Русском Царстве? Ответ на этот вопрос дается святыми Отцами в протоколах 3-го Деяния VII Вселенского Собора, где свидетельствуется что после Первоиерарха «занимают по церковному установлению второе место (в Церкви) боговенчанные, победоносные и богоизбранные ИМПЕРАТОРЫ наши и владыки вселенной. Священник есть освящение и укрепление императорской власти, а императорская власть есть сила и твердыня священства. Об этом один мудрый государь и блаженнейший из Царей сказал: величайший дар дал Бог людям: священство и императорскую власть; первое охраняет и наблюдает небесное, вторая, посредством справедливых законов, управляет земным» (Деяния Вселенских Соборов. Том 4. СПб.: «Воскресение», 2008. С. 403). В Российской же Империи Император занимал даже не «второе место (в Церкви)», но первое, ибо по своим Государственным законам провозглашался как «ВЕРХОВНЫЙ защитник и хранитель Догматов господствующей (Православной) веры, и блюститель правоверия». То есть с учением преподобного Иосифа Волоцкого здесь всё согласуется полностью.Обратимся теперь к Священной истории. После того как Пророк Самуил по определению Божию помазал Саула и поставил его первым Царем Израильским, Самуил предупредил весь народ: «Господь же не оставит народа Своего ради великого Имени Своего (...). Если же вы будете делать зло, то и вы и Царь ваш погибнете» (1 Цар. 12, 22-25). Но это и случилось уже с первым Царем, скончавшимся от руки Амаликитянина. По свидетельству Священного Писания «Так умер Саул за свое беззаконие, которое он сделал пред Господом, за то, что не соблюл слова Господня и обратился к волшебнице с вопросом, а не взыскал Господа. За то Он и умертвил его, и передал царство Давиду, сыну Иессееву» (Пар. 10, 13-14).Но если Господь «не оставляет народа Своего ради великого Имени Своего» (1 Цар. 12, 22), то это означает, что в случае хулы на Имя Господне оставленность Богом будет гарантирована. А не это ли случилось с Русским Царством и Русской Церковью за хулу на Имя Господне? Ибо хула на Имя Господне определена Самим Богом как величайший грех, караемый смертью, ибо «сказал Господь Моисею, говоря: (…) сынам Израилевым скажи: кто будет злословить Бога своего, тот понесет грех свой; и хулитель Имени Господня должен умереть, камнями побьет его все общество: пришлец ли, туземец ли станет хулить Имя Господне, предан будет смерти» (Лев. 24, 13-16).Теперь проследим хронологию важнейших событий в деле афонских имяславцев. 16-17 мая 1913 года высший соборный орган управления Православной Российской Церкви – Святейший Правительствующий Синод принял Определение № 4183 (РГИА. Ф. 796. Оп. 199. V отд. I ст. Д. 80. Ч. I. Л. 306-307 об.), подписанное семью архиереями во главе с первенствующим членом Святейшего Синода митрополитом Санкт-ПетербургскимВладимиром (Богоявленским). На основании этого Определения Святейший Синод командировал на Афон своего члена архиеп. Никона (Рождественского) и коллежского советника Сергея Троицкого «для вразумления произведших смуту русских иноков Св. Горы», а также выпустил составленное архиеп. Сергием (Страгородским) (будущим вторым советским патриархом) пресловутое богохульное послание «Всечестным братиям, во иночестве подвизающимся», которое было опубликовано в Церковных Ведомостях 18 мая.На следующий день после публикации синодального послания, 19 мая 1913 года, на докладе о командировании архиеп. Никона на Афон Государь ИМПЕРАТОР Николай II собственноручно начертал следующую резолюцию: «ПРЕОСВЯЩЕННОМУ НИКОНУ МОИМ ИМЕНЕМ ЗАПРЕТИТЬ ЭТУ РАСПРЮ» (РГИА. Ф. 797. Оп. 83. II отд. 3 ст. Д. 59. Л. 6.).Далее, как указано в варлаамитском докладе Правителя дел амосовской имяборческой группы – митрофорного прот. Валерия (Рожнова) (подчеркивания – мои): «В соответствии с предписанием Святейшего Синода, 4 июня (в ряде источников — 5 июня) 1913 года и по распоряжению Императора, русская канонерская лодка «Донец» доставила архиепископа Вологодского Никона (Рождественского) и профессора Троицкого на гору Афон с целью «усмирения монашеского бунта» (11 июня к ним на помощь подошёл пароход «Царь» с 5 офицерами и 118 солдатами). (…) Тогда с целью выдворения их со Святой Горы 3 июля 1913 года по распоряжению Императора Николая Второго на Афон прибыл пароход «Херсон» с российским консулом в Константинополе Шебуниным. Солдатам 6-й роты 50-го Белостокского полка был отдан приказ без кровопролития переместить мятежных монахов на корабль для депортации их в Россию. Монахи оказывали активное сопротивление, ввиду чего некоторых из них поливали водой из двух пожарных шлангов». Это версия имяборцев.Теперь приведем версии имяславцев, показывающих происшедшее 3 июля 1913 года настоящим кровавым погромом: «Было 46 раненых с колотыми, резанными, и штыковыми ранами, которых зарегистрировал судовой врач на «Херсоне» (…) Совершенно потерявших чувство и убитых оттаскивали в просфорню. В ту же ночь, как утверждают очевидцы, было похоронено четверо убитых» (Е. Выходцев, иеросхимонах Антоний (Булатович). История Афонской смуты. Ч. 1. Пг., 1917. С. XI). Вот что пишет о том дне иеросхимонах Николай (Иванов), лично пострадавший от царских солдат и офицеров, проводивших «спецоперацию» по выдворению «имябожников» из Свято-Пантелеимонова монастыря: «В то время (3-го июля), когда была в коридоре поливка из пожарных труб холодной водой братии, я в полном монашеском облачении и в епитрахили, с иконой Божией Матери в руках, во время ужасной поливки стоял впереди. Когда всехизмочили, многих сбили с ног, и они в одежде с иконами и крестами лежали на полу в воде, тогда набросились на меня два офицера 50-го Белостокского полка, один по фамилии Мунзов, а другой неизвестен, которые моею епитрахилью чуть было не задушили меня. Они, сорвав с меня епитрахиль, рясу, схиму, их бросили на пол в воду и топтались по ним. Затем вырвали у меня из рук икону Божией Матери и ею два раза сильно ударили меня по голове, потом стали бить меня иконою же по всему телу, я упал на пол в воду, они и лежащего меня продолжали бить и, бив до полусмерти, бросили на пол в воду и самую св. икону Божией Матери, разбивая ее на мелкие части, топтались по ней ногами, а солдаты, тут бывшие, били меня прикладами и ногами; а потом те же два офицера и еще два солдата, приподняв меня кверху, сильно ударили меня о каменный пол, я лишился чувств. Не могу определить времени моего бесчувствия. Когда же я стал приходить в чувство и, открыв глаза, стал ощущать сильную боль тела от побоев, и так как я лежал в коридоре в поперек, то по мне солдаты топтались ногами и через меня таскали в просфорную мертвых - убитых монахов (я заметил только двух). Затем один солдат, схватив меня за ногу, потащил меня по полу к просфорне, где складывали убитых монахов; дотащив меня до просфорни, солдат, заметив, что я жив, бросил мою ногу и спросил меня: "Батюшка, ты живой?" Я ответил: "Живой!". "Так вставай",- сказал мне солдат. "Не могу",- ответил я. В это время подошел другой солдат, они вдвоем приподняли меня и, поставив на ноги, сказали "иди", но я не мог сам идти. Тогда они начали ругать меня скверными словами, и в то время один солдат сильно ударил меня прикладом ружья в плечи, я снова упал и лежал на полу без чувств. Когда же стал приходить в чувство, я оказался сброшенным уже внизу во дворе, около библиотеки. Опомнившись немного, я с трудом поднялся на ноги и, неоднократно падавши, оттуда вышел сам, дошел до переплетни и там, облокотившись о стол, отдыхал, дабы прийти более в чувство. В это время увидел меня монах Моисей (игуменский повар), возмущавший солдат на избиение монахов; у него была через плечо шашка офицера Мунзова. Монах Моисей, ругая меня скверными словами, подбежал ко мне, вынув из ножен шашку, и ею хотел меня зарубить, но подоспевший солдат, удержав руку убийцы, оттолкнул его с криком: "Не смей это делать", и спас меня от смерти. Этот солдат взял меня под руку и повел к другим солдатам, стоявшим в два ряда около храма святителя Митрофана, и, передав им меня, сказал: "Отведите его на низ". Два солдата взяли меня под руки, повели вниз по лестнице к храму Успения Божией Матери. На половине лестницы оба солдата ударили меня прикладами и толкнули вниз, где, сильно ударившись о каменную мостовую, лежал без чувств - не знаю, сколько время. Когда же несли меня четыре солдата из обители, то около святых ворот я мог открыть глаза и увидел стоявшего там консула Шебунина, который говорил солдатам: "Несите его, чёрта, на пристань и отправьте на пароход Херсон"». (Еп. Иларион (Алфеев). Священная тайна Церкви. Т. 1. СПб., 2002. С. 564-567.)Уже после выдворения монахов-имяславцев с Афона Обер-Прокурору Святейшего Синода поступила нижеследующая телеграмма: «Почтительнейше просим Ваше Высокопревосходительство повергнуть к стопам ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА нашу усерднейшую благодарность и верноподданнические чувства преданности за освобождения нашего скита от грозившей ему опасности разорения со стороны революционеров и сектантов. Настоятель русского скита Св. Андрея архимандрит Иероним со всею братиею». На представленном Императору Николаю II докладе об этой телеграмме 3 сентября 1913 года Государь собственноручно начертал: «ПРОЧЕЛ С ИСТИННЫМ УДОВОЛЬСТВИЕМ» (РГИА. Ф. 797. Оп. 83. II отд. 3 ст. Д. 59. Л. 91-91 об.).13 февраля 1914 года Государь Николай II вместе с Государыней Александрой Федоровной принял в Царском Селе депутацию изгнанных с Афона монахов-имяславцев: иеросхимонаха Николая, схимонаха Исаакия, схимонаха Мартиниана и монаха Манассию. «По свидетельствам имяславцев, Государь "принял их очень милостиво, выслушал всю историю их удаления с Афона и обещал им свое содействие к мирному урегулированию их дела"» (Еп. Иларион (Алфеев). Священная тайна Церкви. Т. 2. СПб., 2002. С. 16-18). А через несколько дней – 22 февраля 1914 года в «Церковных ведомостях» № 8 в разделе «Высочайшие повеления» было опубликовано, что «Государь ИМПЕРАТОР, по всеподданнейщему докладу Обер-Прокурора Святейшего Синода, в 13-й день текущего февраля, Высочайше повелеть соизволил благодарить учителя С.-Петербургского Александро-Невского Антониевского духовного училища, коллежского советника Сергея Троицкого за поднесение Их Императорским Величествам составленного им труда под заглавием «Об Именах Божиих и имябожниках». СПб. 1914 г.».То есть в самый день приема афонских изгнанников и защитников божества Имени Божия Государь изволил выразить благодарность Сергею Троицкому (командированному на Афон вместе с архиеп. Никоном (Рождественским) для расправы над исповедниками Божества Имени Божия) за книгу, в которой С. Троицкий богохульно учил, что нужно исповедовать Имя Божие как тварь.25 марта 1914 года иеросхимонах Антоний (Булатович), возглавлявший иноков-имяславцев на Афоне, написал Государю ИМПЕРАТОРУ Николаю II письмо, в котором имеются следующие слова: «Ваше Императорское Величество, державный и благочестивый Государь. Всемилостиво простите меня, Ваше Величество, за то, что я осмеливаюсь обратиться к Вам с настоящим письмом, но крайняя важность грядущих на Россию событий вынуждает меня злоупотребить Вашим вниманием. (…) Я прошу и коленопреклоненно молю Ваше Императорское Величество обратить Ваше личное внимание на то, чтобы дать возникшему догматическому спору об Имени Божием правильное разрешение (…). Повелите лично известным Вам и пользующимся Вашим доверием лицам,духовным и светским, собраться в особую комиссию и разобрать основания как учения имяславцев, так и учения имяборцев. Пусть каждая сторона приведет в защиту своих мнений слова Св. Отцов и слова Св. Писания, и пусть комиссия вынесет заключение: которая из сторон мудрствует согласно с учением Св. Отцов. (…) Ваше Императорское Величество, ныне еще есть время удержать Россию от тех бедствий, на которые наталкивают ее последние действия Св. Синода. Ныне еще есть возможность безстрастно разрешить вопрос об Имени Божием, но если эти дни будут упущены, (…) то это неминуемо доведет догматический спор до такого обострения, в котором невозможно уже будет примирить мнения, но возможно будет лишь разделение, а к каким дальнейшим бедствиям это приведет Россию, это ведает один лишь Бог; одно лишь нам известно, что отступление от истинных Догматов навлекало на страну и на народ великий гнев Божий и тяжкие кары, от коих да избавит Царствие Господь. Сего ради я дерзнул написать сии строки и ныне умываю руки и считаю себя неповинным в тех бедствиях, которые могут произойти от непризнания Божества Имени Божия, ибо я все сделал, что мог, чтобы осветить вопрос и Правительству Вашего Величества, и Иерархии Церкви, и ныне предаю судьбу свою в волю Господню и в руки Ваши. Еще раз прошу Ваше Императорское Величество, попекитесь об этом деле и защитите Имя Господне от посягательств на его Божественное достоинство от некоторых иерархов церковных, за что получите от Господа великую и неизмеримую награду на земле и на небеси. Верный Вашему Императорскому Величеству слуга и Божий раб – Иеросхимонах Антоний» (Начала (Религиозно-философский журнал) № 1-4, 1995. С. 176-179).В качестве ответной меры на это письмо Государь Николай II ограничился лишь следующим письмом к Святейшему Синоду от 15 апреля 1914 года: «В этот Праздник Праздников, когда сердца верующих стремятся любовью к Богу и ближним, душа моя скорбит об Афонских иноках, у которых отнята радость приобщения Св. Таин и утешение пребывания в храме. Забудем распрю – не нам судить о величайшей святыне: Имени Божием, и тем навлекать гнев Господень на родину; суд следует отменить и всех иноков, по примеру распоряжения митроп. Флавиана, разместить по монастырям, возвратить им монашеский сан и разрешить им священнослужение» (РГИА. Ф. 797. Оп. 83. II отд. 3 ст. Д. 59. Л. 167). При этом все Определения Святейшего Синода, которыми Имя Божие было богохульно провозглашено ТОЛЬКО тварью, продолжали действовать в качестве официальных церковных актов, определяющих вероучение Российской Церкви.Поэтому кара Божия за похуление «державного и зиждительного Имени Господня», о которой пророчествовал иеросхимонах Антоний (Булатович) в указанном письме Государю, не заставила долго ждать: черезтри месяца, 19 июля 1914 года, Германия объявила Российской Империи войну. После начала этой роковой для Русского Царства войны отец Антоний (Булатович) немедленно подал прошение о его направлении в действующую армию, и после получения разрешения в августе 1914 года, он прибыл на фронт как армейский священник. 7 октября 1916 года отец Антоний направляет второе увещательное письмо Государю, объясняя те роковые события как грозные знамения Божьего наказания за похуление Имени Божия. В этом письме имеются такие строки: «Христос посреди нас. Ваше Императорское Величество, Державный Государь! Господь говорит: "ищите, и обрящете, толцыте, и отверзется вам" – и потому я снова дерзаю напомнить Вашему Величеству о Имени Господнем, которое доселе официально похулено, и о бедствующих иноках Афонских, которые доселе гонимы, лишаются в епархиях Святого Причастия, и даже принуждаются к отречению, и, невзирая на монашеский сан, (некоторые) забираются на войну, причем есть такие, которые уже и души свои в бою положили (монах Исидор, Иордан и др.). Но Ваше Величество, такая вопиющая несправедливость оскорбляет Бога, прогневляет Его, в особенности же греховно уничижать Имя Господне и отнимать от него то Божественное достоинство, в которое искони веровала наша Церковь и которое ныне официально отвергнуто Синодом – по какому-то вражьему наваждению. Но – "се ныне время благоприятное, се ныне день спасения". Не настал ли и ныне час исправить глубокую и вопиющую на Небо ошибку в Афонском деле? (…) Поражение третьей армии совпало с тем моментом, когда Вы изволили удостоить особо милостивой грамотой архиепископа Антония Харьковского, и затем, дивное дело, противник остановился тогда, когда взял Почаевскую Лавру, ту самую Лавру, из которой раздались первые хулы архиепископа Антония Харьковского на Имя Господне, ибо там впервые были напечатаны в журнале "Русский инок" мерзкие о Имени Господнем слова (…). Припомните еще гибель лодки «Донца»: она первая погибла в Одесском рейде, потопленная турецким миноносцем, не успев сделать и выстрела!.. Нынешние люди не верят в эти знамения, но Ваша жизнь так полна этими чудесными предзнаменованиями, что Вы, Державный Государь, не можете не верить им. (…) Теперь промысел Божий ждет того, чтобы передать Вам Царьград, но удовлетворите же правосудие Божие и восстановите же поруганную честь Имени Господня! (…) Потщитесь стяжать помощь Божию и благодать. Я подаю Обер-Прокурору прилагаемые при сем две докладные записки и прошу его о пересмотре этого дела по богословской хотя стороне. Это единственный выход из создавшегося ныне положения. Необходимо было бы назначить комиссию из нескольких достойных иерархов и ученых, которые разобрали бы наши исповедания и Синодальное послание от 18 мая 1913 г. Нет сомнения в том, что они не нашли бы в нас никакой ереси, и противные мнения были бы приведены к православному единомыслию. (…) Без прямого изъявления воли Вашего Императорского Величества о том, чтобы такая комиссия была назначена, она конечно, не состоится, и поэтому я сноваприпадаю к стопам Вашего Величества и не ради себя, и не ради бедствующих иноков, но ради православия России и блага Вашего и России, молю, приклоните ухо Ваше к молению моему и обратите Ваше царственное внимание на мою смиренную и благую просьбу. Многогрешный раб Божий, но усерднейший и искреннейший молитвенник за державу, здравие и спасение Вашего Величества. Иеросхимонах Антоний» (Начала (Религиозно-философский журнал) № 1-4, 1995. С. 179-181).Промыслом Божиим было определено так, что этим письмом менее чем за полгода до Февральского бунта было провозглашено последнее предупреждение Царю Николаю II Александровичу о необходимости для благоденствия России и Царского Престола пересмотра богохульного послания Синода об Имени Божием. Но и на этот раз Государь Николай II, имея на то власть, к сожалению, не предпринял никаких мер и так же оставил Имя Божие в официальном похулении. Богу же официальное богохульство вместо Отеческого православия никак не может быть угодно, поэтому возмездие уже не замедлило прийти: в феврале – марте 1917 года Русское Царство было разрушено, реки русской крови полились еще сильнее. А через год помазанник Божий Государь Николай II был расстрелян вместе со своей Августейшей Семьей новыми революционными властями.Уже после прихода к власти большевиков иеросхимонах Антоний (Булатович) написал: «Не внял Государь благому духовному совету и духовному предупреждению. Не возымел мужества пойти в этом деле вразрез с верховными синодалами, не настоял на том, чтобы спорный вопрос об Имени Божием получил безпристрастное, авторитетное и независимое от лицеприятия рассмотрение; и ограничившись лишь несколькими слабыми полумерами, и добившись лишь некоторого послабления в церковном гонении против "имябожников", – оставил в официальном похулении державное и зиждительное Имя Господне... Я не выдаю себя ни за пророка, ни за прозорливца, однако, иногда и "Саул бывает во пророцех" (1 Цар. 10, 11), а в данном случае и мои слова оказались пророческими, ибо – "не удовлетворено было правосудие Божие", – "не восстановлена поруганная честь Имени Господня", и "отступление от истинных Догматов навлекло на страну и на народ великий гнев Божий и тяжкие кары", о которых я с такой болью в сердце предупреждал Государя, предчувствуя неизбежность их, ибо разве могло остаться безнаказанным посягательство Пастырей Христовых на Святыню Имени Его! Особенно знаменательно то, что [февральский] переворот совершился именно в неделю Св. Григория Паламы, боровшегося против Варлаама, которого мнения повторяют ныне имяборцы и пресловутое Синодальное Послание. Знаменательно также, что и имя "Волынь", от первопастыря которой изошли первые хулы на Имя Господне, – и это имя оказалось первенствующим в перевороте, ибо весь этот стихийный переворот начат и произведен был – "Волынским" полком... Имеяй уши да слышит и острашной каре, которой подвергся митропол. Владимир [Богоявленский], больше всех ответственный за все Афонское дело, как первопастырь, санкционировавший все преступнейшие действия архиеп. Никона [Рождественского] на Афоне, согласившийся с совершенно неправославными мнениями архиеп. Антония [Храповицкого], и упорно до самого последнего времени противившийся тому, чтобы Афонское дело было авторитетно пересмотрено и разобрано... И вот, подобно Иерусалиму, распявшему Иисуса, и в России, распявшей Имя Его, – камня на камне ныне не остается. Закрыты клеветавшие против нас и хулившие Имя Господне издания, и даже типографии их отняты!.. Но и еще "рука Его простерта"!.. – аще не потщатся иерархи воздать должную честь и исповедание державному и зиждительному, и достойному Боголепного почитания Имени Господню... И тогда в силах Господь паки пробавить милость любящим Его, и паки возградить разрушенный оплот Православия, и Царьград в руки Православных предать, и крест на Св. Софии водрузить! Буди – аминь» (Начала (Религиозно-философский журнал) № 1-4, 1995. С. 181-182).Теперь сопоставим две страшные кровавые даты. Санкционированный Государем Николаем Александровичем афонский имяборческий погром произошел к вечеру 3 июля 1913 года. А убийство Государя Императора Николая II произошло в ночь с 3 на 4 июля (с 16 на 17 июля по новому стилю) 1918 года. То есть ТОЧНО ДЕНЬ В ДЕНЬ по прошествии пяти лет. Может ли быть это простым случайным совпадением? Ответ здесь однозначен, ибо для всякого верующего человека случайностей у Бога не бывает, тем более в жизни помазанников Его.Царебожничество же (или цареискупленчество) есть обожествление Царя присвоением ему того свойства, которое присуще только Христу Богу. А именно, способности искупить человека от грехов, что единственно и смог совершить на Кресте Христос. Об этой исключительной способности Господа и свидетельствует митрополит Макарий (Булгаков) в своем «Православно-догматическом богословии» в параграфе 153, озаглавленном «РАСКРЫТИЕ САМОГО СПОСОБА НАШЕГО ИСКУПЛЕНИЯ СМЕРТИЮ ИИСУСА ХРИСТА» (Православно-догматическое богословие. Макария, епископа Винницкого, ректора Санктпетербургской духовной академии. Том 2. СПб., 1857. С. 114). И перелагать это дело божественного искупления человеков в каком бы то ни было виде на земного Царя есть кощунственное унижение великого, никому иному не посильного Искупления, совершенного ради нас Великим Царем – Христом Богом.Слава Богу, что хоть эту новоизмышленную царебожническую ересь, вносящую великое разделение в Церкви, амосовские отвергают. А то, что это ересь, доказывает пятый анафематизм Недели православия, провозглашающий: «Неприемлющим благодати искупления Евангелием проповеданного, яко ЕДИНСТВЕННОГО нашего ко оправданию пред Богомсредства: Анафема!». Евангелием же проповедано искупление любых грехов Кровью Сына Божия, источенной Им на Кресте, а другие «искупители» Евангелием не проповеданы и для спасения не нужны. Кто же проповедует кроме ЕДИНСТВЕННОГО Евангелием проповеданного Искупителя и Его искупления новых «искупителей» и иное «искупление», тому – от Православной Церкви анафема! (трижды).

Артем Стадник8 (21) октября 2017 г.


Есть ли «ересь царебожничества» ?

Ваше Высокопреосвященство. С  удивлением  прочитал очередные  перлы с сайта РПЗС. Во первых эта группа  соборно утвердила свою старую абракадабру о том, что «Божество не является Самим Богом, Сам Бог – это только Личность».  Варлаам Калабрийский здесь просто отдыхает.  Далее они набросились на сторонников мнения о св. мученике Николае 2-м, как о царе – искупителе греха клятвопреступления русского народа . При этом даже не ознакомились с подробностями этого мнения. Все решено в духе большевиков, а не христианской соборности:  «В частности Собором осуждена ересь «царебожия» и ее последователи, которые утверждают, что для спасения России Искупительной Жертвы Христовой было недостаточно, но потребовалась еще «искупительная жертва» св. муч. Царя Николая.»

Конечно же,  Христос своей крестной жертвой искупил все грехи всех людей, но это не значит, что все люди стали безгрешны и спасутся.  

Макарий Булгаков  «Православно-догматическое Богословие . § 153»:

«…хотя Христос умер за всех, и всем человеком хощет спастися, и в разум истины приити (1 Тим. 2. 4), но не все веруют в Него, не все усвояют себе совершенное Им спасение, и, действительно, спасаются только многие (Мат. 20:16). Св. Иоанн Златоустый, при изъяснении слов Апостола: Христос единою принесеся, во еже вознести многих грехи (Евр. 9:28), замечает: «почему же сказал – многих, а не всех? Потому что не все уверовали. Он (Христос) с своей стороны умер за всех, что бы спасти всех: эта смерть вполне соответствовала погибели всех; но не всех истребила грехи, потому что сами не хотели»»

Несмотря на искупление Христом всех грехов, человеку была дана свободная воля – усвоить себе безгрешность или нет. При этом  из Св. Писания и церковного Предания известно, что Господь по Своему человеколюбию, дал возможность и людям участвовать не только в своем личном спасении, но и  вместе с Христом участвовать в спасении своих ближних.  Так в акафисте за единоумершего говорится:

«Икос 4

Ты без числа милосерд к нам. Ты единый Избавитель, что мы прибавим к подвигу спасающей любви Твоей, но Симон Киринейский помогал нести Крест Тебе Всесильному, так и ныне благости Твоей угодно спасение близких совершать с участием нашим.

Иисусе, Ты заповедал друг друга тяготы носити. 

Иисусе, союз любви положивый между мертвыми и живыми. 

Иисусе, да послужат подвиги любящих во спасение рабу Твоему (имярек).» 

В тексте ясно сказано: «благости Твоей угодно спасение близких совершать с участием нашим».

И далее говорится каким образом:  «да послужат подвиги любящих во спасение рабу Твоему».

К подвигам в христианстве относятся пост, молитва, обеты, милостыня.  Но самым большим подвигом является  пожертвование своей жизнью ради ближнего.   “Больши сея любве никтоже имать, да кто душу свою положит за други своя” (Ин. 15:13). Эти слова Христа все толкователи Евангелия относят именно к будущей искупительной жертве Спасителя из любви к людям.

Что такое искупление и кто может быть искупителем ?  Об этом пишет митр. Макарий Булгаков в «Православно-догматическом Богословии . § 153»:

«Вся тайна нашего искупления смертию И. Христа состоит в том, что Он, взамен нас, уплатил своею кровию долг и вполне удовлетворил Правде Божией за наши грехи, которого мы сами уплатить были не в состоянии; иначе, – взамен нас, исполнил и потерпел все, что только требовалось для отпущения наших грехов. Возможность, вообще, такого заменения одного лица другим пред судом Правды Божией, такой уплаты нравственного долга одним лицом вместо другого или других, необходимо должна быть признана здравым смыслом: а) когда на эту замену есть воля Божия и согласие самого верховного Законодателя и Судии; б) когда лице, принявшее на себя уплатить долг вместо других неоплатных должников, само не состоит пред Богом в таком же долгу; в) когда оно добровольно решается исполнить все требования долга, какие только предложит Судия, и – г) когда, наконец, действительно, принесет такую плату, которая бы вполне удовлетворила за долг.»

Давайте посмотрим  подходит ли св. царь Николай под эти 4  определения ?

а) Была ли на такую замену воля Божия? Как мы  видим из написанного выше, Бог благоволит к  совершению подвигов людьми ради спасения ближнего, и особенно Христос выделяет подвиг   тех, «кто душу свою положит за други своя».

б) Св. мученик Николай  сам был неповинен в грехе клятвопреступления – нарушении соборного обета 1613 года, так как Романовы не давали никаких обетов.  Наоборот, это русский народ соборно дал династии Романовых такой обет верности.

в)  Существуют источники утверждающие, что св. мчн. Николай – 2-й , с 1901 г. знал о своей своей будущей судьбе получая регулярно различные пророчества от Авеля,  св. Серафима Саровского, различных пророчеств его современников. Вероятно  это  вымыслы. Эти данные нуждаются в тщательной проверке.  Но есть и достоверные исторические сведения, о том, что император неоднократно заявлял о своей готовности понести жертву во благо России.  Например: «Если только нужно для России, мы готовы жертвовать и жизнью, и всем» (Дитерихс М.К. Убийство Царской Семьи и членов Дома Романовых на Урале, М., т.2., с.54-56). 

   г) Смерть царя – это есть высокая плата для подданных, так как царь стоит выше всех подданных, а кроме того он был казнен вместе со всей своей семьей.

Все 4 приведенные пункта доказательств митр. Макарий использовал для доказательства искупительной жертвы Христа. А правомочно ли применять эти пункты для доказательства  жертвы императора Николая 2-го  для нашего спасения?  Ведь Христос уже принес уже жертву за все наши грехи.

Все дело в том, что по церковному Преданию, православный царь является живой иконой Христа. Святитель Дмитрий Ростовский:

«Лицо и сан христианского Царя являются на земле живым образом и подобием Христа Царя, живущего на небесах. Как человек по душе своей есть образ и подобие Божие, так и христос Господень, помазанник Божий, по своему царскому сану есть образ и подобие Христа Господа.» 

Поэтому мученическая смерть Николая 2-го является  иконой искупительной жертвы Христа. Если мы указывая на икону Христа говорим – это Бог, то в этом самом смысле, указывая на святого царя Николая 2-го, мы вправе сказать – это царь - искупитель. Искупитель вместе с Христом – Христос искупил наш национальный грех, а святой царь своей жертвой помогает нам усвоить это искупление.  А отрицающих  все это можно назвать иконоборцами.


А. Зубахин

 


 

  

"И к злодеям причтен"

По поводу решений амосовского собора группы митр. Филарета (Семовских).

Состоявшийся в сентябре сего 2017 года Архиерейский собор, под председательством митрополита Филарета (Семовских) принял ряд определений канонического и богословского характера. В ряду первых — данное архиерейское собрание постановило «лишить сана» преосвященного Мартина, Архиепископа Севастопольского и Крымского.  В вину Преосвященному Мартину вменено: «исповедание ереси имябожничества» и «учреждение самочинного еретического сборища».  Напомним, что вопрос о так называемом «имябожничестве» Архиеп. Мартина и нас, его пасомых, сводился к исповеданию трёх основных положений: 1) веровать, вместе с преподобным Максимом Исповедником, что «...Имя Бога Отца, пребывающее сущностным образом , есть Единородный Сын [Его]» - православно;2) веровать, согласно Священному Писанию, что Имя Божие есть вечная сила и слава Божия — православно;3) веровать, как учат святые отцы и Православный Катехизис, что в произносимом словами Имени Божием присутствует Сам Бог и такие слова неразрывно связаны с Его освящающей, врачующей, спасающей благодатью — православно.Нас нашли возможным осудить, несмотря на, казалось бы, столь очевидную истину этих вероисповедных тезисов. Не на один из них со стороны наших обвинителей не последовало какого-либо возражения и ответа! Но зато был дан ответ на исповедание нетварной божественной энергии Самим Богом. Как оказалось, еретическое имяборческое учение группы митр. Филарета (Семовских) покоится на фундаменте древней варлаамитской ереси, обличённой святителем Григорием Паламой в XIV веке и тогда же осуждённой Константинопольскими Соборами. По этому поводу уже было дано весьма точное и аргументированное разъяснение Архиепископа Мартина в его «Послании к собратьям-архиереям и к пастве Южно-Российской епархии ПРЦ (РПЦЗ)» от 29.11.2016 г. :«...Желая уличить меня в несуществующей ереси, в качестве «святых Соборов и Отцов», якобы «осудивших учение об именах Божиих имябожников», митр. Филарет неправомерно предложил признать родоначальника соборно осужденной РПЦЗ в 1983 году ереси экуменизма – Константинопольского патриарха Иоакима III, разработавшего экуменическую «теорию ветвей Церкви», а также продолжателя его экуменического дела – патриарха Германа V. Также в качестве «святых Соборов и Отцов», митр. Филарет, предложил признать членов Святейшего Правительствующего Синода, которые выпустили послание от 18 мая 1913 года, в котором открыто проповедовали в Церкви анафематствованную Константинопольским собором 1351 года варлаамитскую ересь. Он же предложил признать «святыми Отцами» тех иерархов, которые указанное еретическое послание признали и руководствовались им в делах церковного управления. Посему члены Святейшего Синода и все указанные митр. Филаретом в Указе иерархи «святыми Соборами и Отцами» отнюдь не являются, так как они являются последователями уже осужденной Церковью варлаамитской ереси, либо являются еретиками-экуменистами. И никакие патриархи и синодальные иерархи вообще не вправе выдавать свое мнение за соборное мнение всей Поместной Церкви, которое может быть выражено только в постановлениях православных Поместных соборов. И если в Церкви существует дискуссия, связанная с почитанием святейшего Имени Божия, то лишь православный Поместный собор, может уточнить вероучительные вопросы, понимание которых в настоящее время вызывает спор. Но таковой Поместный собор еще не состоялся ни в одной из Поместных Православных Церквей.Совокупность вышеуказанных обстоятельств свидетельствует о неканоничности и еретичности Указа митр. Филарета.Варлаамитская ересь, которая проповедана Синодом, содержится в следующих строках синодального послания от 18 мая 1913 года: «Св. Григорий [Палама] учил прилагать название "Божество" не только к существу Божию, но и к Его "энергии" или энергиям, т. е. Божественным свойствам: премудрости, благости, всеведению, всемогуществу и проч., которыми Бог открывает Себя вовне, и, таким образом, учил употреблять слово "Божество" несколько в более широком смысле, чем обыкновенно. В этом многоразличном употреблении слова и состоит все сходство учения св. Григория с новым учением, по существу же между ними различие полное. Прежде всего, святитель нигде не называет энергий "Богом", а учит называть их "Божеством" (не Фeoc, а Феотис). Различие же между этими названиями легко видеть из такого примера. Говорится: "Христос на Фаворе явил Свое Божество", но никто не скажет: "Христос на Фаворе явил Своего Бога": это была бы или бессмыслица или хула. Слово "Бог" указывает на Личность; "Божество" же на свойство, качество, на природу. Таким образом, если и признать Имя Божие Его энергией, то и тогда можно назвать его только Божеством, а не Богом, тем более не "Богом Самим", как делают новые учители» (Церковные Ведомости № 20, от 18 мая 1913 г. С. 277-286).Но обратившись к творениям святителя Григория Паламы мы обнаружим учение, диаметрально противоположное проповеданному в синодальном послании. Святитель Григорий учит наоборот, что энергии Божии есть Бог, и даже Сам Бог:– «Таким образом Божии выступления и энергии, осуществления, оживотворения, умудрения и тому подобное, суть нетварные промыслы (πρόνοιαι) и благости Бога, и они суть Сам Бог» (Святитель Григорий Палама. Трактаты. Краснодар. 2007. С. 19);– «Ведь имя "Бог" (θεός) есть имя энергии, [производимое] от "бежать" (θέείν) и "окружать все заботой" или от "палить" (αϊθείν), что означает "жечь", или от "созерцать (θεάσθαι) все"» (Там же. С. 46);– "Каждая [божественная] сила или каждая энергия есть Сам Бог (εκάστη δύναμνς ή ενέργεια αυτός εστίν ο Θεός)" (Григорий Палама. Письмо к Иоанну Гавре (Γρηγορίου του Παλαμά Συγγράμματα, έκδ. από Π. Χρήστου. Τόμος Β'. Σελ. 340. Цит. По: Мейендорф Иоанн, протопресвитер. Жизнь и труды святителя Григория Паламы. С. 289).Поэтому, разбирая пример, приведенный Синодом в послании, правильней будет сказать: «Христос на Фаворе явил Себя Богом». Однако впавшие в варлаамитскую ересь члены Синода этого, как видно, не признавали. И всякий, учащий тому, что проповедано Синодом в послании, подпадает под следующий анафематизм Константинопольского собора 1351 года: «Тем, которые мудрствуют и говорят, что имя Бог выражает только существо Божественное и не исповедуют по Богодухновенному и церковному мудрованию святых, что именем Бог обозначаются равным образом и Божественные действия [энергии], – анафема» (Игумен Модест. Св. Григорий Палама. СПб., 1879. С. 149). Таким образом, заявляя о действенности в Церкви послания Святейшего Синода от 18 мая 1913 года, митр. Филарет открыто свидетельствует о своей причастности к соборно осужденной и анафематствованной святыми отцами (в том числе святителем Григорием Паламой) варлаамитской ереси, последователи которой не считают Богом энергии Божии. А это уже есть действительное каноническое основание для отделения от молитвенного общения с предстоятелем на основании 15-го Правила Двукратного Константинопольского собора» (http://rocormoscow.livejournal.com/126320.html).Прошло достаточно времени и у группы митр. Филарета (Семовских), разумеется, была возможность рассмотреть учение Григория Паламы, ознакомится с мнениями по данному вопросу известных современных богословов.  Однако, как видно, из документов амосовского собора и «Доклада Архиерейскому Собору митрофорного протоиерея Валерия Рожнова», никакого переосмысления своего богословского мнения эта группа не сделала.  Развивая далее еретическое учение о нетварных энергиях Божества, амосовские богословы пришли к следующим умозаключениям.  «...Собор Архиереев ПРЦ/РПЦЗ не исключает, что в некоторых синодальных определениях по имябожничеству могли быть допущены терминологические и стилистические неточности, но совершенно не принципиального характера, поэтому не считает нужным их ревизовать. Это касается и святоотеческого толкования учения Св. Григория Паламы о нетварных энергиях Божества в синодальном (1913г.) изложении, а именно — энергия Бога (синонимы: благодать Божия, дары Духа Святаго) не есть Сам Бог как Божественная Личность, однако нетварная энергия Божественна по природе, а так же по происхождению и в этом смысле нетварная энергия может называться Божеством, но не Ипостасной Личностью и не Сущностью Божества» (Из постановлений Архиерейского Собора ПРЦ/РПЦЗ. http://rpzs.ru/iz-postanovleniy-arkhiereyskogo-sobo/#more-598). На это необходимо заметить: во-первых, учение о Боге как об одной личности есть анитринитарная ересь в яснейшем виде. Известный еретик Саввелий Птолемаидский некогда учил, что один и тот же Бог проявляет себя то как Отец, то как Сын, то как Дух Святый. Учение Саввелия и он сам были анафематстованы очень давно. Поэтому, рассуждая о Боге как о личности, а не о трёх лицах, группа митр. Филарета даёт все основания подозревать её в саввелианстве.  Во-вторых, никто из нас не говорил и не утверждал, будто нетварная божественная энергия или благодать Божия есть сама сущность Божия или какое-либо из лиц Пресвятой Троицы. Нами, в полном соответствии с учением святителя Григория Паламы, утверждалось, что божественная энергия есть Сам Бог, хотя и не в Своей сущности. Но вот именно эту истину, т. е., что божественная энергия есть Сам Бог, митр. Филарет, прот. Валерий Рожнов и их сторонники не желают признавать категорически!  Это не только стержневая идея цитированного места из «Постановлений» амосовского собора, но и поданного от лица данного собрания «Доклада» прот. Валерия Рожнова.  «Имябожники утверждают то одно, то другое, при этом путаются в своих измышлениях и увязают в сплошных противоречиях. Например, «имяславцы» хоть и соглашаются с тем, что Имя Бога это не Сущность Бога, однако считают , что имя Бога является Самим Богом, даже не являясь Его Сущностью. При этом возникает противоречие – как Имя Бога может быть Самим Богом и при этом не являться Сущностью Бога? Следуя логике имябожников выходит, что Имя Бога есть Сам Бог, и в то же время не Сущность Бога, а только энергия. Но энергия без Сущности не может быть Личностью, а Бог Личность. И что же получается, по логике еретиков — энергии Бога , образуют еще какого-то нового бога вне Сущности, а следовательно вне Ипостасей Троицы, и этот новый «энергетический бог» есть имя (?!)… Но как это возможно?» Отвечаем отцу протоиерею: никак. Сама постановка вопроса ложна и основана на нелепых измышлениях, а не на учении Церкви. В действительности, Божественная сущность и её энергии — одно неразрывное целое. И это целое, так же, как мысленно различаемое в Нём — Бог. Бог и сущность, Бог и энергии сущности, но не два Бога, а один. Так же, как не три Бога, но один, несмотря на то, что Бог Отец, Бог Сын, Бог и Дух Святый. Такова тайна Пресвятой Троицы. Рационализировать здесь — значит неизбежно впадать в ересь, что с успехом и делает отец протоиерей со своими единомышленниками. Почему-то, никак не хочется ему, прежде чем предлагать собственное доморощенное богословие, посоветоваться со святыми отцами. Меж тем, только у святых отцов он нашёл бы правильное понимание предмета, о котором взялся рассуждать.  «Если бы они ведали Писание и были научены истиною, то знали бы, что «Бог не таков, как люди, и Его мысли не таковы, как мысли людей» (Ис. 55:8). Ибо Отец всего весьма далек от чувств и страстей, бывающих у людей; Он прост, несложен, равночленен, всегда Себе равен и подобен, весь будучи разумение, весь дух, весь мысль, весь чувство, весь разум, весь слух, весь глаз, весь свет и весь источник всякого блага, как свойственно богобоязненным и благочестивым людям говорить о Боге» (Священномученик Ириней Лионский. Против ересей. Кн. II. Гл. 13, 3).  «Однако же, можно вполне согласно с благочестивым пониманием [догматов] утверждать, что Бог весь целиком посредством их (нетварных энергий. - А. Л.) причаствуется и уразумевается. Ведь Божество разделяется неделимо и не подобно телам, и не является некоей частью его благость, другой частью – мудрость, еще другой – величество или промысл. Но весь Он – Благость; весь – Мудрость; и весь – Величество. Ибо, будучи един, Он не рассекается на каждое из этих [свойств], но в каждом из них – Он весь, и посредством каждого познается всюду единовидно, просто и нераздельно пребывающим и действующим» (Святитель Григорий Палама. Собеседование православного с варлаамитом, подробно опровергающее варлаамитское заблуждение. 45). Еретическое мудрствование новых варлаамитов прот. Валерия Рожнова, Синода митр. Филарета (Семовских) очевидно подпадает под тот самый 5-й анафематизм Константинопольского Собора 1351 г., цитированный преосвященным Мартином, который прот. Валерий не стесняется упомянуть в своём докладе. И это уже ложится грузом страшной и тяжкой ответственности на всех сторонников данной еретической группы.  Для более полного свидетельства того, как учил святитель Григорий Палама предлагаем следующие выдержки из разных его сочинений.  «Видишь, что обитающий во святых боготворящий дар является нетварным? Но и то, что он называется божественностью, даже и имея высшей себя сверхначальную природу, не мешает божественности быть единой. Почему? Потому что и эта [божественность] нетварна и неотделима от той. Ибо как солнцем называется и луч, и то, откуда луч, и одно неприступно, а другой преступен как низший, и, несмотря на это, не два света и не два солнца; так и божественностью является и боготворящий дар, и дарующая его от себя богоначальнейшая природа, и [тем не менее] не две суть божественности» (Святитель Григорий Палама. О Божественных энергиях и их причастии. 32). «Итак, хочешь ли узнать, что святые это обетованное наследие благ, о котором ты слышал, что оно превыше веков, называют сущим окрест Бога, и говорят, что Божество выше и превосходнее сего по совершенной неизреченности и непричаствуемости? Узнай об этом и научись у божественного Нисского Григория, говорящего: «если «судове Его» не могут быть испытаны и «путие Его» — не исследуются (Рим.11:33), и обетование благ превосходит всякое возможное предположение, то коль паче Само Божество (αυτο το θειον) по неизреченности и неприступности выше и превосходнее мысленно созерцаемого окрест Него». Что же такое божественные суды: не предопределения ли Божии? Могут ли предопределения Божии иметь начало или быть тварными? Но и их называет [Богослов] сущими окрест Бога, а затем высшим и превосходящим их [называет он] Божество. Видишь, что многое из того, что окрест Бога безначально и нетварно, и что выше и превосходнее их Божество?» (Там же. 26). «Следуя духодвижимым повелениям святых отцов и бывшим в наши дни Соборным определениям, мы отвергаем и предаем анафеме, как прежде, так и ныне, если они не раскаются, говорящих согласно с Варлаамом и Акиндином о двух божественностях Бога — тварной и нетварной — и божественную природу называющих единственной нетварной божественностью, а сияние божественной природы, которым и Господь на Фаворе облистал учеников, и всякую божественную силу и энергию, и все то, что созерцается и о чем богословствуется [что оно есть] окрест божественной природы, [называющих] божественностью тварной. Мы же утверждаем и почитаем одну божественность Отца и Сына и Святого Духа, [заключающуюся] не только в сущности, но и в нетварной силе и энергии, и во всем том, что окрест сущности созерцается и богословствуется» (Святитель Григорий Палама. Трактат [О том], что Варлаам и Акиндин поистине нечестиво и безбожно разделяют единое Божество на два неравных божества. 1). «Итак, поскольку Церковью Божией и нами, ее питомцами, исповедуется и почитается одна божественность — по всему нетварная и не имеющая какого-либо недостатка, то нападающий [на нас] Варлаам из Калабрии и Акиндин из окрестностей Прилапа, кажущиеся в настоящее время самыми отборными орудиями того, кто от начала был противником Божества, в высшей степени злочестиво разорвав единую божественность, рассекают ее, увы, на тварное и нетварное, единственно нетленной называя божественную природу, а всякую божественную силу и энергию, и вообще все из числа сущего окрест божественной природы и естественно присущего Богу низводя до уровня твари, как не являющееся природой, но так или иначе отличающееся от нее, которая одна лишь, согласно им, является нетварной божественностью. Расчленяя таким образом божественность, эти несчастные совершенно упразднили бытие Божие, став не просто злочестивыми (δυσσεβεις), но [вовсе] нечестивыми (ασεβεις) и безбожными. Ибо «если отнять [у Него] природную энергию, то Он не будет ни Богом, ни человеком», — говорит сильный в божественных вещах Максим» (Там же. 4). «Но кто исчислит все речения святых, которыми они свидетельствуют нетварность как сущности Божией, так и сил и энергий Божиих, и показывают их различие по отношению друг к другу, и утверждают, что все это есть одна божественность Отца и Сына, и Святого Духа, поскольку сходится воедино как нетварное, лучше же, соединенно и едино присно пребывает и [к тому же] в равной степени созерцается и богословствуется по отношению к Каждой из святых Ипостасей, — как [нас] научил великий Афанасий, — и указывает на одну и ту же постоянную и совершенную божественность Божию?» (Там же. 10). «Итак, поскольку Варлаам и Акиндин, рассекшие на тварное и нетварное эту единую божественность, знали об этом различении в приведенных нами богословских трудах отцов, — [то есть] что божественностью называется и Божия природа, и энергия, — то, желая отвратить людей от отеческого исповедания и хитростью привлечь на свою сторону и перевести их в свое злочестие, они громко обвиняют блюдущих единомыслие со святыми как якобы учащих о двух нетварных божественностях — высшей и низшей. А не понимающие того, что это мнимое обвинение возводится на святых отцов наших, и что нетварное присущее [Богу свойство] (το ακτιστον προσκειμενον) показывает, что эта созерцаемая в различении [на природу и энергию] божественность единой, равной и простой, — ведь и [вообще] все нетварное равночестно и едино (ηνωμενον), и отнюдь не может быть сложности в сходящихся воедино нетварных...» (Там же. 11). «Впрочем, это не Паламе, а Варлааму принадлежит мысль о том, что есть две божественности — высшая и низшая» (Там же. 17). «Таким образом у нас один Бог в единой божественности» (Там же. 18).  «И как не уличить тебя (Варлаама. - А. Л.) в приравнивании Бога к твари, когда ты объявляешь тварными Его сущностные энергии?» (Святитель Григорий Палама. Триады в защиту священнобезмолвствующих. 1-я часть ТРИАДЫ III. 23. Москва. 1995. Стр. 287). «Что этот умный, премирный и немеркнущий свет есть Сам Бог, определенно сказал Григорий, нареченный Богослов: «Бог, пожелавший устроить сей мир, Сам является светом для Своих вечных созданий, и ничто иное; ибо какая нужда в ином свете тем, у кого есть величайший?» Свет этот — божественный и невещественный огонь, просвещающий души. Он, если снова сказать словами святого Василия, действовал в апостолах, когда они говорили огненными языками (Деян.2:3-4); и он же, озарив Павла, помрачил его зрительное чувство (Деян.9:8), но просветил его сердечные очи, потому что телесное зрение не вмещает силу такого света. Огонь явился Моисею в купине (Исх.3:2); он в образе колесницы восхитил Илию от земли (4Цар.2:2); его энергии взыскуя, блаженный Давид воскликнул: «Испытай меня, Господи, и искуси меня, очисти огнем недра мои и сердце мое» (Пс.25:2). Этот огонь разжег сердце Клеопы и его спутника, когда Господь говорил с ними после воскресения из мертвых (Лк.24:34). И ангелы и прислуживающие духи причастны этому огню, как сказано в Писании: «Творящий ангелами Своими духов и служителями Своими огненное пламя» (Пс.103:4). Этот огонь, попаляя бревно в глазу, восстанавливает чистоту ума, чтобы вернув себе природную зоркость, он не смотрел на сучок в глазу брата, но неустанно постигал чудеса Божии, согласно сказавшему: «Открой очи мои и постигну чудеса закона Твоего» (Пс.118:18). Этот огонь — изгнатель бесов, истребитель всякого зла, умертвитель греха, сила воскресения и энергия бессмертия, просвещение чистых душ и устроение разумных сил. Будем же молиться, чтобы свет этот достиг и нас и чтобы вечно ходя в нем (Еф.5:8), мы никогда, даже на краткий миг не спотыкались» (Там же. 1-я часть ТРИАДЫ III. 40. Стр. 303-304). «Еще, все святые отцы вместе свидетельствуют, что для несотворенной Троицы невозможно найти имя, являющее Ее природу, но все Ее имена суть именования Ее энергий. Ибо даже «божество» выражает энергию, означая или бег, или созерцание, или огонь, или самообожение; сверхимянное не то же именуемому, стало быть сущность и энергия Бога не то же. И вот, если божество Бога являет собственно энергию Бога, а всякая энергия по-твоему тварна, то тварно по-твоему и божество Бога. Однако божество не только нетварно, а и безначально, ибо Ведавший все прежде возникновения сущего не начал созерцать сущее когда-то во времени; хотя сверхимянная сущность Бога все равно превосходит и эту энергию настолько же, насколько такой Действователь — Действие, а Сверхимянный — таким способом именуемое. И подобные истины ничуть не мешают чтить Единого Бога и единое божество, как не мешает считать Солнце и его свет единым, если мы назовем «солнцем» и его луч. Видишь, как точно мы согласны со святыми?» (Там же. 2-я часть ТРИАДЫ III. 10. Стр. 314-315). «...Ведь солнцем называется и луч, и источник луча, однако солнц оттого не становится два; один и Бог, хотя богословы именуют Богом также исходящую от Него боготворящую благодать...» (Там же. 3-я часть ТРИАДЫ III. 11. Стр. 338-339). «Следовательно, как слыша Сына, говорящего: «Аз и Отец едино есма» (Ин.10:30), мы не сливаем ипостасей, но возводимся [умом] к единству сущности и неразлучности Сына от Отеческих оных недр (поскольку признаем одним предвечную сущность и Святую и всеми тварями покланяемую Троицу; и Единицей является нераздельный по сущности Бог, а по ипостасям — Троицей), так и когда говорим, что сущность и энергия Божия — одно, то ни божественного выступления не отменяем, ни действующую природу не почитаем ошибочно за энергию, ни дозволяем им [переходить] друг в друга. Ибо хотя применительно к простой и бестелесной сущности сущность и энергия и допускают одно и то же слово [для своего обозначения], но каждая, имея соответствующие ей характерные особенности неизменными, пребывает одна сущностью, а другая — энергией. Ведь и Сын допускает [для Своего обозначения] одно слово с Отцом, — поскольку и всякому рождению свойственно делать рожденное тем же, что и родившее, — и, однако, Сын остается Сыном, не претворяясь в Отца по причине тождества и одного и того же определения по природе» (Святитель Григорий Палама. О Божественных энергиях и их причастии. 4). «Но то, что они [т. е. сущность и энергия] являются одним и тем же, признают и противоречащие нам. Однако же, и сие [у них] не твердо, ибо они в таком смысле говорят, что божественная сущность и энергия суть одно, чтобы эти имена были равнозначными одно другому, дабы, — говорят они, — не получилось у них много [богов] или сложный Бог, являющийся одним [но состоящий] из так или иначе различных [частей]. Хотя ничто никогда не будет составным с собственной своей энергией: ведь не сложен же луч из-за того, что он светит. Таким образом, говорящие, будто два названия обозначают одно и то же, обкрадывают слушающих, так как они почитают у Бога и сущность, и энергию, а эти под каждым из этого понимают не одного и того же Бога, сущего тем и другим, но посредством многих имен показывают Его абсолютно единым, так что Бог по их рассуждениям является бездеятельной сущностью или бессущностной энергией, не по превосходству [Своему над понятиями сущности и энергии], а по лишению» (Там же. 6) «И единство сущности и энергии мы понимаем не как имеющее один и тот же смысл, но по нераздельности, так как всецелый и единственный и присно[сущный] Бог неделимо познается по каждой из энергий. Ибо отсюда скорее не сложным, а простым является Божество, как и мудрый в таковых вещах Дамаскин говорит: «чтобы не сложным было Божество, что есть дело крайнего нечестия, подобает думать, что каждое из того, что говорится о Боге, обозначает не то, чем Он является по сущности, но или показывает то, чем Он не является, или отношение, или нечто из того, что сопровождает божественную природу, или энергию. Ведь имя «Бог» (θεος) есть имя энергии, [производимое] от «бежать» (θεειν) и «окружать все заботой» или от «палить» (αιθειν), что означает «жечь», или от «созерцать (θεασθαι) все» (Там же. 8). «Ибо не стоит удивляться тому, что хотя сущность и энергия являются у Бога в некотором отношении одним [и тем же], и Бог один, однако сущность есть причина энергий и как причина превосходит их. Ведь и Отец, и Сын — одно, и суть один Бог, однако Причиной и большим Сына [Своей] причинностью является Отец. Если же и там, хотя Сын и является самоипостасным и единосущным, но, как Причина, Отец — «болий» Ибо не стоит удивляться тому, что хотя сущность и энергия являются у Бога в некотором отношении одним [и тем же], и Бог один, однако сущность есть причина энергий и как причина превосходит их. Ведь и Отец, и Сын — одно, и суть один Бог, однако Причиной и большим Сына [Своей] причинностью является Отец. Если же и там, хотя Сын и является самоипостасным и единосущным, но, как Причина, Отец — «болий» (Ин.14:28), то тем паче сущность превосходит энергии, не являющиеся ни единосущными, ни иносущными, так как они [только] принадлежат самоипостасным, но ни одна энергия не самоипостасна. Поэтому святые и говорят, что они по природе извечно суть окрест Бога. то тем паче сущность превосходит энергии, не являющиеся ни единосущными, ни иносущными, так как они [только] принадлежат самоипостасным, но ни одна энергия не самоипостасна. Поэтому святые и говорят, что они по природе извечно суть окрест Бога» Там же. 19). «В Боге [можно различать] три сущие [вещи]: сущность, энергию и Троицу Божественных Ипостасей» (Сто пятьдесят глав, посвященных вопросам естественнонаучным, богословским, нравственным и относящимся к духовному деланию, а также предназначенных к очищению от варлаамитской пагубы. Ч. 2. III. 75).   

(no subject)

 «Таким образом Божии выступления и энергии, осуществления, оживотворения, умудрения и тому подобное, суть нетварные промыслы (προνοιαι) и благости Бога, и они суть Сам Бог, хотя и не по сущности, ибо по ней Он неделим и непричаствуем, будучи совершенно обособлен (απολελυμενος) от всего, так что никто из сведущих точный смысл благочестия никогда не будет пытаться уразуметь или выразить Бога по ней, но все иерофанты всегда стараются помышлять и говорить о Его промысле и благости, по которым Он является причиной всех сущих, ибо благодаря тому, что они есть, произошло сотворение и существование всего» (Святитель Григорий Палама. О Божественном соединении и разделении. 15).  Рационалистическая — а потому, неизбежно, и варлаамитская — мысль прот. Валерия Рожнова является причиной другой исповедуемой им ереси: имяборчества. Православное почитание Имени Божия, в том виде, как изложено оно в Священном Писании и у святых отцов, совершенно ему чуждо. Излагая в своём «Докладе» собору, собственное учение, вместо учения святоотеческого, он рассуждает: «Для тех, кто еще не потерялся в мудрствованиях «имяславцев», следует напомнить, что они имя Бога исповедуют не как понятие, освящаемое Божественной энергией (в определенных случаях) , а как саму Божественную энергию, т.е. Божественную природу. Правда некоторые, причисляющие себя к имяславцам, даже не знают таких тонкостей «имяславского» учения и воспринимают Имя Бога не как энергию, а как что-то, освящаемое энергией. Это уже ближе к истине. Но и в одном и в другом случае имя Бога не может быть Самим Богом. Православная Церковь исповедует, что нетварная природа ( Сущность Бога и энергии Бога) НЕ смешивается и НЕ соединяется с тварной природой в ЕДИНУЮ ПРИРОДУ, но имеют между собой неизреченную связь. И хоть прямую аналогию тварной природы с человеческим естеством сына Божия проводить нельзя, но даже во Христе ДВЕ ПРИРОДЫ (Божественная и человеческая) не смешиваются, т.е. не исчезают и не становятся одной Божественной природой, но таинственно СОЕДИНЯЮТСЯ В ЕДИНОЙ ЛИЧНОСТИ Богочеловека. Поэтому Богочеловека можно по праву назвать Самим Богом, так как в нем две разные природы соединены в единую Личность. А как имя Бога, даже освященное Его энергиями в сознании грешного человека или в соединении с человеческим сознанием, можно назвать Самим Богом по аналогии с Единородным? Неужели Имя Бога и грешное человеческое сознание тоже таинственно образуют единую Божественную Личность, которую можно назвать Самим Богом, даже если допустить, что имя Бога существует как отдельная независимая от человеческого сознания энергетическая субстанция? Кто-то из еретиков говорит что да, а большинство, считающих себя «имяславцами», даже не соотносят свои взгляды с православным догматическим вероучением, но прельщаются своей чувственностью и верят кто во что горазд». Вряд ли можно было наговорить нелепостей больше, чтобы настолько полно и основательно дискредитировать как учителя-богослова себя и свою церковную организацию. С чего здесь начинать? С новоизмышлённого определения Имени Божия как «понятия, освящаемого Богом»? Собственно, для любого мало-мальски церковного человека, не говоря уже о тех, кто более или менее знает богословие Православной Церкви, очевидно, что подобного определения Имени Божия в Церкви не существует. И оно невозможно в принципе, потому что Священное Писание открывает нам: это Имя пребывает прежде солнца (Пс. 71. 17. Церк. слав. перевод), этим Именем Бог запечатал бездну (Молитва Манассии), перед этим Именем преклонится всякое колено небесных, земных и преисподних (Флп. 2, 10). И много ещё подобных мыслей можно найти в Библии. Надо совсем уж потерять духовное трезвение (едва не рассудок), чтобы предположить, будто Господь человеческое «понятие, освящаемое» Им создал прежде светил небесных, или запечатал им бездну и предназначил для поклонения всего неба, земли и преисподней! Вполне понятно, что в этих и иных местах Священного Писания под Именем Божиим понимается не человеческие мысль, слово или понятие, а сама сила, слава или благодать Божия, то есть нетварная Божественная энергия.  Всё учение Григория Паламы построено на чётком различении этой Божественной энергии и Божественной природы, которая называется так же Божественной сущностью. Не знать такое простительно тем, кто не претендует на учительство в Церкви. Прот. Валерий на него претендует и, тем не менее говорит о «Божественной энергии, т. е. Божественной природе», недопустимо смешивая оба понятия. Как выясняется далее, согласно отцу протоиерею, под «нетварной природой» необходимо понимать  всё же не одну энергию Божества (она же — природа), но «Сущность Бога и энергии Бога». И хотя в этом хороводе идей из-за их бессистемности сложно что-либо понять, вполне можно констатировать: такое определение выдумка отца протоиерея. То, что он называет «нетварной природой», подразумевая под ней единство сущности и энергий, у святителя Григория Паламы именуется «Божественностью» или просто Богом, Самим Богом, как было уже показано в цитатах. Не зная общепринятого в богословии, не зная толком учения Паламы, прот. Валерий грешит тем, в чём обвиняет имяславцев: теряется в собственных ложных мудрствованиях.  В этой путанице мыслей самого прот. Валерия выползают какие-то чудища-нелепицы то о якобы присущем имяславцам понимании Имени Божия как единой божественно-тварной природы, то о злонамеренном искажении смысла начальных строк Евангелия от Иоанна, которые-де имяславцы относят не к ипостасному Слову Божию, а к слову в его обыкновенном значении.  В действительности, имяславие всегда видело разные смысловые значения в богословии Имени Божия.  Первое значение — это то, о котором говорит преп. Максим Исповедник: «...Имя Бога Отца, пребывающее сущностным образом, есть Единородный Сын [Его]». То есть, Именем Божиим может быть назван Сын Божий, Господь Иисус Христос.   Второе, то, о котором свидетельствует всё Священное Писание: Имя Божие есть сила и слава Божества, Его нетварная энергия. Или, божественные имена — суть энергии Божии. Этому целиком посвящён трактат, известный под именем Дионисия Ареопагита «О божественных именах».  Третье — более привычное или обыденное: Имя Божие, или имена Божии как слова, которыми мы называем Бога.  Если в первых двух значениях Имя Божие, безусловно, есть Сам Бог, то в третьем значении, конечно, нужно уточнять и говорить, что слова и мысли человеческие никак не являются Богом. Однако же они вполне объективно заключают в себе Его благодатное присутствие. Потому, согласно учению преп. Иоанна Дамаскина и Седьмого Вселенского Собора, надписанием имени освящаются иконы, и эти имена святы сами в себе, как говорят святые отцы и  Православный Катехизис.   Применимо ли к таким именам высказывание «Имя Божие есть Сам Бог»? Почему же нет, если именно так изъясняется святой праведный отец Иоанн Кронштадтский? Ему, как величайшему праведнику, человеку высокой духовной жизни и истинному молитвеннику было гораздо лучше виднее, нежели огромной армии богословов рационалистов. Да ведь и что, в сущности, такое учение о. Иоанна Кронштадтского, как не повторение евангельской истины: «Слова, которые говорю Я вам, суть дух и жизнь» (Ин. 6. 63)?  Не в переносном, не в метафорическом смысле слова Спасителя «дух и жизнь». Поэтому, объясняя их, святитель Григорий Нисский пишет: «...Богоносные святые вдохновляются силою Духа, и всякое Писание потому называется богодухновенным, что оно есть учение Божественного вдохновения. Если снять телесный покров слова, то остающееся есть Господь, жизнь и дух, по учению великого Павла и по евангельскому слову. Потому что Павел сказал, что обратившийся от буквы к Духу принимает уже не убивающее рабство, а Господа, Который есть животворящий дух, а высокое Евангелие говорит: «глаголы, яже Аз глаголах вам, дух суть и живот есть» (Ин. 6:63), как обнаженные от телесного покрова» (Святитель Григорий Нисский. Опровержение Евномия. Кн. 7. 1).  Что же, разве не относится к Божественным именам всё сказанное? Разве не относятся они к глаголам Евангелия, к глаголам Христа?! Несомненно, относятся! Тогда и о них должно говорить, что они «дух и жизнь» или, согласно Григорию Нисскому -  «Господь, который есть животворящий дух». И, напротив, не утверждать так, учить, будто имена Божии не Господь, не Бог — значит делать ложным свидетельство Самого Христа Спасителя. А потому, хотя и с важной оговоркой святителя Григория о Божественных именах «как обнажённых от телесного покрова» человеческих слов, но исповедание их Божественного достоинства необходимо и оно основано на Евангелии!  Много и весьма старательно занимаются имяборцы группы митр. Филарета (Семовских) подборкой осуждающих имяславие решений церковной власти. Здесь они преуспели более всего. Действительно, и синоды, и патриархи осудили. Только полноценного соборного разбирательства как не было, так и нет до сего дня. А, если более детально знакомиться с историей, то выходит, что главными осуждающими были константинопольский патриарх экуменист Иоаким III, соглашатель с мусульманскими властями Турции (вполне в сергианском стиле и духе) константинопольский патриарх Герман V, убеждённый еретик экуменист митрополит Герман Селевкийский (Стринопулос), под руководством которого Халкинская богословская школа осудила имяславие. Далее — митрополит, будущий красный патриарх Сергий (Страгородский), митр. Антоний Храповицкий, известный помимо резкого неприятия православного учения об Имени Божием, изобретением нового учения об Искуплении. Конечно, в целом, и Синод Российской Церкви, под председательством митр. Владимира (Богоявленского). К «заслугам» в деле преследования имяславия и имяславцев этот Синод очень скоро прибавил признание, одобрение и благословение Февральской антимонархической революции. Не самыми безупречными оказались судьи имяславия, с точки зрения их собственной верности православному вероучению. Меж тем, имяборцы скрывают, либо умышленно неверно интерпретируют важнейшие решения в пользу имяславия. А ведь были и таковые. Образцом подобного фальсификаторства является утверждение историка-архивиста А. М. Хитрова (см. его доклад http://rpzs.ru/vzglyad-professionalnogo-istorika-n/#more-573), что известная записка Императора Николая II от 15 апреля 1914 г. является, будто бы, «просьбой» со стороны Царя Синоду. Вот текст записки: «В этот Праздник Праздников, когда сердца верующих стремятся любовию к Богу и к ближним, душа Моя скорбит об Афонских иноках, у которых отнята радость приобщения Св. Таин и утешение пребывания в храме. Забудем распрю – не нам судить о величайшей святыне: Имени Божием и тем навлекать гнев Господень на родину; суд следует отменить и всех иноков, по примеру распоряжения Митроп. Флавиана, разместить по монастырям, возвратить им монашеский сан и разрешить им священнослужение» (Митр. Иларион (Алфеев). Дело об афонских монахах. Богословские труды. № 40. Стр. 246 http://www.btrudy.ru/archive/archive.html). «...Суд следует отменить и всех иноков, по примеру распоряжения Митроп. Флавиана, разместить по монастырям, возвратить им монашеский сан и разрешить им священнослужение», - такая фраза явно не просьба. Это царский приказ, свидетельствующий об отношении к имяславцам Царя-Мученика: он не считал их еретиками и находился с ними в литургическом общении. В данном случае Государь действовал в соответствии со статьёй 65-й (Раздел первый. Гл. 7) законов Российской Империи: «В управлении церковном самодержавная власть действует посредством святейшего Правительствующего синода, ею учрежденного». Синод тихо саботировал решение Царя. Однако Московская синодальная контора, которой был поручен суд над имяславцами, в конечном итоге, приняла решение:«Донесение Московской Синодальной Конторы Святейшему Синоду от 8 мая 1914 года по делу об афонских иноках, отказавшихся явиться на суд Синодальной Конторы К No 80/14 г. [печать:] СВЯТЕЙШИЙ ПРАВИТЕЛЬСТВУЮЩИЙ СИНОД No 06070 10. МАЯ. 1914 г. КАНЦЕЛЯРИЯ СВЯТЕЙШЕМУ ПРАВИТЕЛЬСТВУЮЩЕМУ СИНОДУ Московской Синодальной Конторы донесение. В заседании 7 мая 1914 г. Московская Святейшаго Синода Контора в составе Первоприсутствующаго Высокопреосвященнейшаго Макария, Митрополита Московскаго, Высокопреосвященнейшаго Алексия, Архиепископа бывшаго Тверскаго, Трифона, Епископа Дмитровскаго, Мисаила, Епископа бывшаго Олонецкаго, Иоанникия, бывшаго Епископа Архангельскаго, Анастасия, Епископа Серпуховскаго, и Модеста, Епископа Верейскаго, и наместников: Свято-Троицкой Сергиевой Лавры Архимандрита Товии и московскаго Чудова монастыря Архимандрита Арсения, при Прокуроре Московской Синодальной Конторы Камергере ВЫСОЧАЙШАГО Двора Действительном Статском Советнике Степанове, исп. об. Секретаря Судницыне, Секретаре Трелине и командированном Святейшим Синодом Действительном Статском Советнике Рункевиче, имели суждение о тринадцати афонских иноках, привлеченных к увещанию и суду Московской Святейшаго Синода Конторы и заявивших, что они в Синодальную Контору не явятся.Московская Святейшаго Синода Контора, по заслушании поступивших в Святейший Синод и препровожденных в Синодальную Контору, для разсмотрения, при указах Св. Синода от 31 марта, 16, 18 и 21 апреля 1914 г. за No 5871, 6360, 6516, 6651, а) «исповедания веры в Бога и во имя Божие», за подписями иеросхимонаха Антония (Булатовича), иеромонаха Варахии, монаха Манассии, схимонахов Мартиниана и Иринея, иеромонахов Силы и Гиацинта, иеродиакона Игнатия и монахов Петра, Феофила, Дометия и Ианнуария, и б) «заявлений», за подписями иеросхимонаха Антония, иеромонахов Силы, Варахии, Гиацинта, иеродиакона Игнатия, схимонаха Мартиниана – за себя и, «по личному доверию», за схимонаха Иринея, монахов Ианнуария, Дометия, Петра, Феофила, Манассии и Ваптоса, о том, что они будто бы «вынуждены отложиться от всякаго духовнаго общения с Всероссийским Синодом и со всеми единомысленными с ним», впредь до исправления Синодальнаго послания от 18 мая 1913 г., содержащаго изложение православнаго учения об именах Божиих, и «впредь до признания Божества имени Божия» и потому на суд Московской Синодальной Конторы явиться отказываются, – нашла, что в «исповедании веры в Бога и во имя Божие», представленном иеросхимонахом Антонием и подписанном вместе с ним иеромонахом Варахиею и монахом Манассиею, не содержится точных указаний для определения отношения их к единению с Православною Церковию в вере, в поступивших же от остальных иноков «исповеданиях», в словах: «повторяю, что именуя Имя Божие и Имя Иисусово Богом и Самим Богом, я чужд как почитания имени Божия за Сущность Его, так и почитания имени Божия отдельно от Самого Бога, как какое-то особое Божество, так и обожания самих букв и звуков и случайных мыслей о Боге», содержатся данныя к заключению, что у них нет оснований к отступлению, ради учения об именах Божиих, от Православной Церкви. В виду сего Контора Святейшаго Синода признала последующия, поступившия от сих же иноков заявления о том, что они ныне якобы вынуждены «отложиться от всякаго духовнаго общения с Всероссийским Синодом и со всеми единомысленными с ним», плодом недостаточнаго разумения ими своих деяний и намерений. А посему и памятуя заповедь Спасителя о пастыре добром, обязанном прилагать заботы о заблудших овцах своего стада, Московская Святейшаго Синода Контора сочла своим долгом выяснить это недоразумение путем непосредственных сношений и устных бесед с упомянутыми афонскими иноками и по определению от 1 сего мая возложила таковыя сношения и беседы на Преосвященнаго Модеста, Епископа Верейскаго, поручив ему для сего отправиться по месту проживания названных иноков. Ныне Преосвященный Модест, исполнив возложенное на него Синодальною Конторою поручение, в словесном докладе изъяснил, 1) что подписавшие заявление об отказе явиться в Московскую Синодальную Контору афонские иноки проживают, кроме иеромонаха Варахии и схимонаха Иринея, частию в Петербурге, а частию близ станции Любань, Николаевской железной дороги, вместе с другими афонскими иноками, удаленными с Афона в связи с религиозными на Святой Горе волнениями, но к увещанию и суду Московской Синодальной Конторы не привлеченными, а именно: Владимиром, Исаакием, Исаиею, Иоанном, Куартом, Николаем и Иувеналием, где Преосвященный и посетил их, с ведома Высокопреосвященных Митрополита С. Петербургскаго и Архиепископа Новгородскаго; 2) что все названные иноки ныне вообще выражают свою твердую приверженность к православной вере и православной церкви, паче всего опасаясь какого бы то ни было добавления или убавления в учении православной церкви, по сравнению с тем, как заповедано Господом Нашим Иисусом Христом и Святыми Его Апостолами, как выражено на Святых Вселенских и Поместных Соборах и как изъяснено Святыми Отцами; 3) что, при простоте их книжнаго образования и недостаточном знакомстве с принятыми в церковной науке способами и формами выражения богословской мысли, они не всегда могут в своих словесных и письменных заявлениях, точно выразить по предметам своих верований свои действительныя мысли в соответствии с теми, кои почерпнуты ими из Святых и Святоотеческих писаний, и 4) что в своих «исповеданиях веры в Бога и во имя Божие», приводя некоторыя как собственныя, так и заимствованныя из церковно-богословской письменности, неточныя выражения, а также мнения, не соответствующия общепринятому в православной богословской литературе изъяснению о божественности святаго имени Божия, они в то же время выражают твердое уверение о том, что они веруют «так, как учит веровать Святая Православная Соборная и Апостольская Церковь в символе веры» и «веря так, от себя ничего не прибавляют и не убавляют», а об имени Божием, в частности, изъясняют, что, «именуя имя Божие и имя Иисусово Богом и Самим Богом, они чужды как почитания имени Божия за сущность Его, так и почитания имени Божия отдельно от Самого Бога, как какое то особое Божество, так и обожания самых букв и звуков и случайных мыслей о Боге», – каковое утверждение о почитании имени Божия приписал в своем «исповедании веры в Бога и во имя Божие», за себя и за иеромонаха Варахию и монаха Манассию, и иеросхимонах Антоний Булатович при личной беседе с ним Преосвященнаго. Обсудив изложенное, Московская Святейшаго Синода Контора находит, что при выяснившихся вышеозначенных обстоятельствах ныне поименованные афонские иноки, не выражающие противления церкви и заявляющие о приверженности своей к православию, подлежат, в виду допускаемых ими в изъяснении учения о почитании имени Божия, некоторых неточных выражений и мнений, не соответствующих общепринятому в православной церкви изъяснению о божественности святаго имени Божия, духовному руководству и наставлению. А посему Московская Святейшаго Синода Контора определили: Ваптоса, Варахию, Гиацинта, Дометия, Игнатия, Иринея (Белоконь), Ианнуария, Манассию, Мартиниана, Силу, Антония (Булатовича), Петра и Феофила архипастырскому попечению Преосвященнаго Модеста, Епископа Верейскаго, с помещением их во вверенном ему, Преосвященному, монастыре и прекращением судебнаго о них производства. О чем и представить на благоусмотрение Святейшаго Правительствующаго Синода. Вместе с тем, имея в виду, что из числа привлеченных к увещанию и суду Московской Синодальной Конторы афонских иноков 1) архимандрит Давид, помещенный на подворье Андреевскаго скита в Одессе, а при вручении ему повестки о вызове в Московскую Синодальную Контору находившийся, на иждивении названнаго подворья, на излечении в хирургической клинике Касперовской Общины Краснаго Креста, представил в Святейший Синод «исповедание веры в Бога и во имя Божие», совершенно сходное с «исповеданиями веры» названных выше двенадцати иноков, и засим повестку о вызове его в Синодальную Контору принять отказался, на то, между прочим, основании, что явку к церковному суду он признает излишнею, так как определением Святейшаго Синода от 14–18 февраля сего 1914 г. за No 1471, все имябожники будто-бы уже осуждены до суда над ними, и 2) монах Ириней (Цуриков) в Москву доселе не явился, причем в делопроизводстве Синодальной Конторы не имеется о вручении ему повестки никаких сведений, Синодальная Контора полагала бы: в отношении архимандрита Давида предпринять меру, примененную по отношению к тринадцати инокам, с назначением для сего лица по благоусмотрению Святейшаго Синода, а в отношении монаха Иринея, по получении о нем сведений, поступить по соображении обстоятельств дела, какия будут обнаружены, и так же поступить в отношении иеромонаха Филарета, получившаго 3 мая сего 1914 г. в Канцелярии Синодальной Конторы повестку, но в Знаменский монастырь доселе не явившагося. О вышеизложенном СВЯТЕЙШЕМУ ПРАВИТЕЛЬСТВУЮЩЕМУ СИНОДУ Московская онаго Контора имеет честь почтительнейше донести на начальственное благоусмотрение. Макарий Митрополит Московский и Коломенский Управляющий Донским монастырем Архиепископ Алексий Управляющий Симоновым монастырем Епископ Мисаил Трифон, епископ Дмитровский, Викарий Московский Епископ Иоанникий Анастасий, Епископ Серпуховской Модест, Епископ Верейский Свято-Троицкия Сергиевы Лавры наместник Архимандрит Товия No 1443 Мая 8 дня 1914 г.» (Митр. Иларион (Алфеев). Дело об афонских монахах. Богословские труды. № 40. Стр. 251-253).Среди подписавшихся — будущий Первоиерарх РПЦЗ, еп. Анастасий Серпуховский (Грибановский). Ничего еретического, противного учению Церкви, в исповедании имяславцев Московская синодальная контора, как видно из приведённого документа, не нашла. Суд над ними признала необходимым прекратить, а самих иноков поручить духовному руководству. Странно было бы не принять такое решение церковной власти как оправдательное. Естественно, имяславцы так его и поняли. Однако очень скоро убедились, что, в действительности, многое обстоит совсем не так, как им казалось. В результате, появилось их «Прошение» к Государю. Царский ответ был краток: «Следует удовлетворить».«Прошение изгнанных с Афона монахов Государю Императору Николаю Александровичу от 4 марта 1916 года Копия. СЛЕДУЕТ УДОВЛЕТВОРИТЬ. Собственноручное ЕГО ВЕЛИЧЕСТВА начертание: «СЛЕДУЕТ УДОВЛЕТВОРИТЬ». ЦАРСКАЯ СТАВКА. 4 Марта 1916 года /получено 5 Марта 1916 года 1 3/4 дня/. Обер-Прокурор Святейшаго Синода А. Волжин. ЕГО ИМПЕРАТОРСКОМУ ВЕЛИЧЕСТВУ, ГОСУДАРЮ ИМПЕРАТОРУ НИКОЛАЮ АЛЕКСАНДРОВИЧУ. От Архимандрита Давида, проживающаго в Московском Миссионерском Покровском монастыре и от Иеросхимонаха Николая Иванова, Иеромонаха Викентия Филатова, Иеромонаха Силы Ершова, Схимонаха Исакия Грязева, Схимонаха Иллариона Федюкова, Схимонаха Филодельфия Орлова, Монаха Иеринея Цурикова, Монаха Манассии Зенина, уполномоченных от всех протчих Афон-ских монахов, выбывших из Стараго Афона. Прошение. Покорнейше просим ВАШЕ ИМПЕРАТОРСКОЕ ВЕЛИЧЕСТВО об оффициальном опубликовании в Церковных ведомостях даннаго уже почти два года тому назад Синодальнаго распоряжения, дабы не было препятствий совершать священнослужение, тем из нас, приехавшим с Афона монахам, кто имеет священный сан, и всем нам монахам приобщаться Святых Христовых Тайн. Вследствие отсутствия оффициальнаго напечатания вышеупомянутаго распоряжения мы, изгнанные с Афона монахи, имеем возможность совершать священнослужение и приобщаться Святых Тайн не во всех Епархиях Святой Православной Русской церкви, но лишь в Московской и Киевской, а также в армии и в лазаретах для больных и раненых воинов. По причине отсутствия общаго по епархиям распоряжения, епископы протчих Епархий из боязни не решаются допускать нас к священнослужению и даже к приобщению Святых Христовых Тайн, следствием чего уже были среди нас случаи смерти без христианскаго напутствия и даже без христианскаго церковнаго чинопогребения, как это случилось с монахом Севостианом Вятской губернии, Яранскаго уезда, Ихтинской волости и др. Изъяснив наш неподающий описанию ужас духовно-нравственнаго бедствия, присоединенный к испытываемым нами столь же тяжким внешним бытовым бедствиям и страданиям, покорнейше просим ВАШЕ ИМПЕРАТОРСКОЕ ВЕЛИЧЕСТВО не отказать сделать распоряжение об оффициальном извещении Епархиальных Преосвященных о нашем праве – совершать священнослужение тем из нас, кто имеет священный сан, и всем нам монахам приобщаться Святых Христовых Тайн и быть погребаемым по обряду монашескому Православной церкви, но никак не по мирскому обряду, как были погребены Схимонах Иоафан проживший на Афоне 60 лет и Схимонах Афиноген 45 лет, и другие. Священно Архимандрит Давид со всею братиею вывезиною с Афона. Иеросхимонах Николай Иванов. Иером. Викентий Филатов. Иеромонах Сила Ершов. Схимон. Иларион Федюков. Схимонах Филадельфий Орлов. Монах Ириней Цуриков. Монах Манассия Зенин. За схимонаха Исакия Грязева поличному доверию Монах Манассия Зенин» (Митр. Иларион (Алфеев). Дело об афонских монахах. Богословские труды. № 41. Стр. 395-396).Синод снова саботировал царское распоряжение. Просьба имяславцев не была удовлетворена. Но, на период войны (Великой войны 1914-18 г.г.) некоторым, в том числе отцу Антонию (Булатовичу), право причащения и священнослужения было возвращено.После свержения монархии, многие имяславцы вновь оказались под прещениями церковной власти. Судьба их складывалась по-разному. Часть из них не порывала общения с официальной Церковью. Среди таковых наиболее известны автор книги «На горах Кавказа» схимонах Иларион (Домрачёв), игумен Давид (Мухранов) и Михаил Александрович Новосёлов (будущий катакомбный епископ Марк). Никто из них не менял своих убеждений. Однако же известно, что отец Давид сослужил с Патриархом Тихоном. Последним по времени решением российской высшей церковной власти относительно имяславия был указ Патриарха Тихона от 19 февраля 1921 г., №3244, в котором, в частности было сказано: «...При почитании Имени Божия, Имя Его не считать за сущность Божию, не отделять от Бога, не почитать за особое Божество, не обожать букв и звуков и случайных мыслей о Боге и таково верующих и изъявляющих повиновение Церковной власти Св. Синод решил принимать в Церковь, а священнослужителям дозволил совершать служение». Нынешний имяборческий собор в Амосовке допустил ещё одну важную фальсификацию. Помимо того, что данная фраза приписана «определениям Священного Синода от 22-25 апреля 1914 г. за No. 3479» (http://rpzs.ru/o-eresi-imyabozhnichestva-doklad-arkhier/#more-586), каковых там не содержится (желающие могут убедиться, см. «Богословские труды, №40, стр. 231-238), в подлинный текст патриаршего указа добавлена одна характерная имяборческая оговорка, отсутствующая в оригинале. «...При почитании Имени Божия, Имя Его не считать за сущность Божию, не отделять от Бога (в молитве), не почитать за особое Божество, не обожать букв и звуков и случайных мыслей о Боге». Слово в скобках и есть эта самая оговорка.  Поверить в случайный характер этого добавления не представляется возможным. Слишком сильно меняется смысл всего высказывания. Если в первом случае можно воспринимать дело так, что Имя Божие неотделимо от Бога как объективная духовная реальность, Божественная истина и сила, не зависящая от человеческого сознания, то во втором — Имя Божие представляется исключительно продуктом человеческого сознания. В качестве другого примечательного обмана можно указать на осуждение учения отца Антония (Булатовича) о святыне благословенного хлеба и вина на проскомидии. Амосовское собрание поставило в вину о. Антонию то, что он, будто бы, учил о пресуществлении хлеба и вина во время проскомидии в Тело и Кровь Христовы. «Православная Российская Церковь в период с 1913 по 1918 год справедливо осудила новое учение о Имени Божием, и о Пресуществлении Святых Даров во время совершения проскомидии до их переноса с Жертвенника на Престол (глава XII «Апологии» Булатовича стр. 174)» http://rpzs.ru/iz-postanovleniy-arkhiereyskogo-sobo/#more-598.Смотрим «Апологию веры во Имя Божие и во Имя Иисус» иеромонаха Антония (Булатовича).«По сем иерей приступает к уготовлению Агнца и это священнодействие начинает с троекратного наречения Имени Иисуса Христа над Агнцем, знаменуя при этом трижды верх просфоры копием крестообразно: «В воспоминание Господа и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа». – Это троекратное наречение Имени на Агнце есть первое благодатное освящение Агнца... При словах: «Копием ребра Его прободе...» – Агнец прободается с боку копием и этим оканчивается словесное и образное исповедание над Агнцем Имени Иисусова, и с этого момента Агнец и вино в чаше есть всесвятейшая Святыня, освященная исповеданием Имени Иисусова, есть Сам Иисус по благодати, но еще не по существу» (Апология. Гл. XII. Стр. 174.  http://нэб.рф/catalog/000199_000009_003800135/viewer/?page=192). Эти слова выделены в «Апологии», самим ли автором или издателем — не столь уж и важно. Ибо очевидна мысль: хлеб и вино на проскомидии хотя и становятся, после призывания Имени Божия, «всесвятейшей Святыней», однако они ещё не Тело и Кровь Христовы. Теперь откроем хорошо известный дореволюционный учебник литургики «Новая Скрижаль».«Святым Дарам, хотя еще и неосвященным, воздается на сем входе (Великом. - А. Л.) поклонение. Симеон Солунский в том же месте пишет: «пред иереем все верные справедливо одни прося молитв его, и чтобы он воспомянул их в священнодействии, а другие, – воздавая честь Божественным Дарам. Хотя еще они не освящены, но на предложении принесены Богу; там иерей молился о них и просил принять их в горний жертвенник. Хотя они и не совершены, но приготовлены к совершению и приношению Богу, и суть вместообразная Тела и Крови Господней. Если мы иконам воздаем честь и поклонение, то тем более должны оное воздавать Дарам, которые вместообразны, как сказал Василий Великий, и которые имеют преложиться в Тело и Кровь Христову» (Архиепископ Нижегородский и Арзамасский Вениамин. Новая Скрижаль. Гл. VII, § 28. С.- Петербург. 1908. Репринт Jordanville. N. Y. U.S.A. 1975. Стр. 202).Что же нового сказал отец Антоний (Булатович)? Для чего все эти клеветнические обвинения его в том, что он совсем не утверждал?!Видно, без вымыслов, искажений правды, ложных обвинений имяборческая ересь обойтись не может. Что, с духовной точки зрения, закономерно. Там, где ересь — там дух лжи и наоборот. До известного момента, вопрос о церковном единстве с заблуждающимися имяборцами мог не стоять так остро, в виду предполагаемого соборного разбирательства. Теперь он приобретает уже несколько иные очертания. Отдельные синоды и группы определяют своё отношение к православному почитанию имени Божия более или менее соборно, после значительного предшествующего периода полемики. Группа митр. Филарета (Семовских) своё отношение определила безоговорочно и окончательно. В результате, впервые в русской церковной истории мы имеем налицо факт образования организации не только откровенно имяборческой, но и исповедующей разновидность осуждённого Церковью в XIV веке варлаамизма. Этот факт страшен, прискорбен, но от него никому и никуда не деться. Пусть ещё и ещё раз задумается паства прот. Валерия Рожнова, митр. Филарета (Семовских) и других таких же духовных вождей: с какой совестью им придётся жить, зная, что к ним ко всем относится анафема против варлаамитов, принятая Константинопольским Собором 1351 г.? 

Алексей Лебедев 

Курск 4 октября 2017 г.  

(no subject)

 О «путанице» и «путаниках». Некоторые мысли по поводу доклада митр. прот. В. Рожнова.
Брат мой, Алексей, написал достаточно подробный ответ на этот доклад. Однако тема последовательности, «логичности» его автора, с точки зрения православного вероучения, осталась как бы в стороне. Докладчик неоднократно упрекает неких «виртуальных» имяславцев в путанице и непоследовательности, приписывая им разного рода нелепицы. Поэтому стоило бы рассмотреть его произведение на предмет определённости, стройности и последовательности его суждений. Этим я не преследую цель как-то «уязвить» о. Валерия. Мы с ним давние друзья и от этого я никогда не отрекался и не отрекаюсь. Однако... «Сократ мне друг, но истина дороже».
Итак: «...Чтобы доказать, что имя Бога есть Сам Бог, «имябожники» пытаются использовать понятие о «синергизме» — понятие о таинственной взаимосвязи божественного и человеческого. При этом имябожники заявляют — Если Богочеловека Христа называют Богом, то почему имя Бога, которое есть энергия Бога, не может быть Самим Богом в таинственной взаимосвязи с человеческим сознанием? Для тех, кто еще не потерялся в мудрствованиях «имяславцев», следует напомнить, что они имя Бога исповедуют не как понятие, освящаемое Божественной энергией (в определенных случаях) , а как саму Божественную энергию, т.е. Божественную природу».
Богом может быть только Бог вне всяких таинственных или нетаинственных взаимосвязей с кем-либо или чем-либо. Подобную, с позволения сказать, глупость никто из известных мне имяславцев, не утверждал. Меж тем,  Синодальное Послание 1913-го года утверждает именно это: «Имя Божие свято, и достопоклоняемо, и вожделенно, потому что оно служит для нас словесным обозначением самого превожделенного и святейшего Существа -- Бога, Источника всяких благ. Имя это божественно, потому что открыто нам Богом, говорит нам о Боге, возносит наш ум к Богу и пр. В молитве (особенно Иисусовой) Имя Божие и Сам Бог сознаются нами нераздельно, как бы отождествляются, даже не могут и не должны быть отделены и противопоставлены одно другому; но это только в молитве и только для нашего сердца, в богословствовании же, как и на деле, Имя Божие есть только имя...», т. е. Оно приобретает божественность исключительно во «взаимосвязи с человеческим сознанием». Дабы нам не потеряться в рассуждениях о. Валерия, следует запомнить, что для него, в вышеприведённом его высказывании, Божественная энергия и Божественная природа — одно и то же.
Далее: «Православная Церковь исповедует, что нетварная природа ( Сущность Бога и энергии Бога) НЕ смешивается и НЕ соединяется с тварной природой в ЕДИНУЮ ПРИРОДУ, но имеют между собой неизреченную связь».
Этим предложением о.Валерий утверждает, что нетварная природа — это Сущность Бога и Энергии Бога. Выходит, что «сущность» и «природа» - не одно и то же. Если следовать логике автора, необходимо предположить, что «нетварная природа» включает в себя, как бы «состоит» из «Сущности Бога и Энергии Бога». Это нечто новенькое, требующее разъяснений, которые, к сожалению отсутствуют. Однако так исповедует не Православная Церковь, а сам автор. Поскольку докладчик неоднократно говорил о многом времени и усилиях, потраченных им на изучение Св. Григория Паламы, то именно цитату из его творений я хочу привести, для того, чтобы показать, что именно исповедует Православная Церковь устами своего Святителя : «В Боге [можно различать] три сущие [вещи]: сущность, энергию и Троицу Божественных Ипостасей» (Сто пятьдесят глав, посвященных вопросам естественнонаучным, богословским, нравственным и относящимся к духовному деланию, а также предназначенных к очищению от варлаамитской пагубы. Ч. 2. III. 75)». Так учит Православная Церковь. Но вернёмся к докладу о. протоиерея. Как вообще соотнести высказывание о.Валерия о том, что нетварная природа — это Сущность Бога и энергии Бога с приведённым ранее, где по смыслу речи, Божественная природа — это Божественная энергия?
Идём далее: «Имябожники утверждают то одно, то другое, при этом путаются в своих измышлениях и увязают в сплошных противоречиях. Например, «имяславцы» хоть и соглашаются с тем, что Имя Бога это не Сущность Бога, однако считают , что имя Бога является Самим Богом, даже не являясь Его Сущностью. При этом возникает противоречие – как Имя Бога может быть Самим Богом и при этом не являться Сущностью Бога? Следуя логике имябожников выходит, что Имя Бога есть Сам Бог, и в то же время не Сущность Бога, а только энергия. Но энергия без Сущности не может быть Личностью, а Бог Личность. И что же получается, по логике еретиков — энергии Бога , образуют еще какого-то нового бога вне Сущности, а следовательно вне Ипостасей Троицы, и этот новый «энергетический бог» есть имя (?!)… Но как это возможно? Этот вопрос в 1912-1913 годах задавал имябожникам Вселенский Патриархат, в административном ведении которого находилась св. Гора Афон. Не получив от имябожников вразумительного ответа, Константинопольский Патриархат осудил «имяславское» учение, и в патриаршей грамоте назвал это учение ересью пантеизма и хулой на Пресвятую Троицу».
Здесь о.Валерий фактически утверждает, что Самим Богом может быть только «Сущность Бога», но она, по его же утверждению, есть как бы «составная часть» нетварной природы вместе с Божественной энергией. Следовательно, в терминологии и рассуждениях докладчика, Энергия вместе с Сущностью образуют «нетварную природу», а никак не «личность». «...а Бог Личность» - утверждает о.Валерий. Следует обратить на это внимание, ибо несколько далее, автор доклада заявляет следующее:
«По определениям двух Поместных Церквей ( Греческой и Русской), «имяславцы» не славят имя Бога, а хулят и Бога и Его имя, искажая догматическое вероучение о Пресвятой Троице утверждениями о том, что Самим Богом может являться что-то, не являющееся Сущностью Бога. Ведь именно это пытаются доказать имябожники извращенным толкованием Священного Писания и Священного Предания, а именно — Богом может быть то, что не является Сущностью».
Здесь автор доклада ничтоже сумняшеся заявляет о том, что Самим Богом может являться только Сущность Божия. А как же его недавнее утверждение, что «Бог Личность»?! Разве это не противоречие как самому себе, так и Синодальному Посланию, о чём будет сказано ниже. Вообще, каждый православный знает, что Бог не Личность, а три Личности — Троица Единосущная и Нераздельная. Если вернуться к православному исповеданию Св. Григория Паламы, то всё встаёт на свои места. Божественные энергии вне Божественной Природы и Божественных Ипостасей не пребывают, но все вместе Они — Единый Бог, неслитно и нераздельно пребывающий в Природе, Энергиях и Ипостасях.  Таким образом, противоречие не в «логике имябожников», а в голове отца протоиерея. Ибо, если Имя Божие — это Божественная Энергия (имеется ввиду не словесное или буквенное Его изображение), то Оно есть Бог. В связи с вышеизложенным, я очень сомневаюсь, что в таком виде, как это представил уважаемый докладчик, этот вопрос был задан Вселенским Патриархом. А теперь попробуем последовать логике о.Валерия, применительно к догмату о Пресвятой Троице. Здесь следует оговориться, что в своих утверждениях он иногда следует Синодальному Посланию, где сказано следующее: «Слово «Бог» указывает на Личность; «Божество» же на свойство, качество, на природу». Причём «Бог» и «Божество» не одно и то же. «Божество» явно меньшего достоинства, чем «Бог»(«...если и признать Имя Божие Его энергией, то и тогда можно назвать его только Божеством, а не Богом, тем более не «Богом Самим», как делают новые учители»). Как это понимать? По смыслу речи выходит,что в Едином Боге существует «божественность» двух «уровней»(по степени «убывания»), «Бог» и «Божество». Святая Церковь учит, что Бог Троичен в Лицах и Един по Природе, и, в том числе, поэтому не три бога, но один Бог. Но если «Бог» — это Личность, а природа — это «только Божество», то необходимо приходим к следующему богохульному выводу : существуют три бога, но одно божество. Таким образом, именно утверждение о том, что Самим Богом не может являться что-то не являющееся «Личностью Бога» на самом деле искажает догматическое вероучение о Пресвятой Троице.
Из всего вышесказанного, надеюсь, достаточно ясно показано самобытное богословие уважаемого отца протоиерея, в котором он насколько вольно обращается с терминами, настолько и «логичен» в своих рассуждениях. Так кто же всё-таки «путаник»?! Мне ответ очевиден — сам автор доклада. Он приписывает неким «виртуальным имяславцам» очевидные нелепицы и тут же с жаром бросается их обличать. Правда, как мы видели, мягко скажем, не очень успешно. Складывается такое впечатление, что автор доклада не читал ни книги о. Илариона «На горах Кавказа», ни «Апологии» о. А. Булатовича. Тогда на основании чего он выносит свой «вердикт»?! Поэтому, ни по форме, ни по содержанию, признать этот доклад серьёзной, достойной внимания работой никак нельзя.
Протоиерей Вячеслав Лебедев
12.10.2017 г.

Еретик из Назарета

Архиерейский Собор в селе Амосовка снял сан с архиепископа Севастопольского и Крымского Мартина. Против разумности и полезности вердикта сего синедриона мы ничего не возражаем, скорее рекомендуем и поощряем

так поступать и впредь.Ведь это наиболее соответствует обыденщине рассудка Имя Христово блядословящих мужей, стекшихся под Курском для 


решения сверхчеловеческих задач.

Обвинение Владыки Мартина в ереси выстроено на очевидных эмпирических доказательствах: крымский архипастырь посмел 


веровать в воскресение Имени Божия. Руководствуется определениями Четвертого и Шестого вселенских соборов об 


ипостасном сочетании сущности Бога и Его Имени, а также заветами св. Игнатия Брянчанинова, который утверждал: 


"Человеческое Имя Его заимствовало от Божества Его неограниченную всесвятую силу спасать нас". "Учение о Божеской 


силе Имени Иисусова имеет полное достоинство основного догмата и принадлежит к всесвятому и числу и составу этих 


догматов" (сборник "Сердце чисто созижди во мне, Боже", Мюнхен, 1991).

Не станем скрывать от амосовских делопроизводителей, в чьей среде пасется некий якобы женатый кандидат философских 


наук, что Высокопреосвященный Мартин несколько неравнодушен к современной философии и полагает вслед за великим 


мыслителем: Имя Божие есть дом, где живет Бог, оберегая, сохраняя Себя как Истину. Имя Божие это евангельское 


Слово, и только чрез Слово, чрез Имя Божие тварное создание может приблизиться к Творцу, отзываясь на Его 

таинственное Имя. "Благодаря такой отзывчивости человек оказывается способен взглянуть как смертный в лицо 


божественному "(Хайдеггер, "Бытие и время", М., 1993).

Имяборцы (от Сан-Францисско и Киева до Москвы и Амосовки) выталкивают Бога из Его Имени. Мастерят что—угодно под 


именем Христа, но не во Имя Его. Жаждут "сделать себе имя" (Бытие, 11,4), но зодчим вавилонской башни Господь 


противопоставил собственное Имя. Нераздельное и неслиянное бытие Бога и Его Имени в одной богочеловеческой ипостаси 


недоступно пониманию Киево—американской и амосовской братии вкупе с их псевдо—антиподами из сергианствующей МП. В 


болоте охаивания имяславия бултыхаются Целищев, Граббе №2 (Рожнов) и Гундяев. Целищев ничтоже сумняшеся считает имяславие 


продуктом социалистической действительности, хотя совдепия ненавидела Имя Христово, Его всесилие, сформировавшего 


культуру и цивилизаци. последнего двухтысячелетия.

Скопище в Амосовке — "Христовы служители?" В безумии говорю: я больше. Я гораздо более был в трудах, безмерно в 


ранах, более в темницах и многократно при смерти "(2 Кор,11,23) мог бы сказать Владыка Мартин. Он "трижды 


расстрелян" лишением 


сана: сперва в МП за переход в РПЦЗ, затем в РПЦЗ (В-В) за то что благословил возвращение  Крыма в Россию, и теперь 


в РПЦЗ(Ф) за имяславие, "ересь".  Ведь иудеи и Христа принимали за "еретика из Назарета".

Гатчина,

Иерей Антоний Улитин.